Меню

Машук Борис Андреевич

Шестнадцать лет прошло с тех пор, как перестало биться сердце Бориса Андреевича Машука, но его помнят в Приамурье. В Новокиевском Увале есть улица Герки Рулёва, главного героя повести «Сполохи»; на станции Среднебелая стоит памятник в форме комсомольского значка, на котором высечены слова: «Легендарному Герке Рулёву». Это результат популярности книги Б. А. Машука.

Борис Андреевич Машук родился   в г. Свободном Амурской области. Рано потеряв родителей, воспитывался у деда с бабкой на маленьком полустанке. У стариков было шесть сыновей и дочь (мама писателя), двое из них жили далеко от этих мест, а четверо других в годы войны били фашистов на суше и на море. Жили на хлебную карточку деда-пенсионера. Он получал неполную булку хлеба на два дня, подкармливали себя перезимовавшей картошкой, собранной на полях соей, лебедой, щавелем. Иногда в дом попадало ведро с озадками, которые доставали у жителей небольшого села, расположенного в километре от полустанка. В селе была школа, зимой стены её промерзали и тепло держалось плохо. В неё и ходили учиться дети железнодорожников. «В общем, всё было, как у многих моих сверстников, - вспоминал Борис Андреевич. – Были тетрадки из газет, было несладкое житьё в интернате с кормёжкой на дотацию, малую, как и выдаваемая пайка хлеба. Но война уже кончилась, дядьки возвращались домой, жизнь обещала улыбку…».

Он закончил школу в Завитой, дед к тому времени умер, и вместе с бабкой их забрал родной дядька, живший в Хабаровске. Там Машук окончил семилетку, и решил поступать в мореходное училище, но так как ему не было шестнадцати лет, получил отказ в приёме. Но море его манило. Однажды по весне он отчалил от пирса бухты Находки матросом сухогрузного судна. Однако флотская жизнь продолжалось недолго.

И – наконец служба в радиотехнических войсках. Служба помогла сформироваться характеру, личности. «Во мне произошли перемены, я стал внимательнее к окружающим людям и происходящим событиям, стал серьёзнее смотреть на жизнь, по-другому оценивать собственные поступки».

В годы службы в армии Б. Машук начал сотрудничать военкором в газете «На боевом посту». Однажды он самостоятельно написал первые строчки, которые были напечатаны в окружной газете.

Демобилизовавшись в 1959 г., он не спешил стать журналистом, был монтажником, строителем.

С 1961 г. начинается журналистский период его деятельности. Работа в районной газете определила гражданскую позицию литератора. В этот период он закончил вечернюю среднюю школу, один за другим выходят его рассказы: «Васькины часы», «О чем гудят провода», «Зажигалка», «Савельич». Так постепенно автор шёл к самостоятельной книге.

Борис Андреевич удивительным образом успевал за временем, в этом сказалась закалка матёрого газетчика-очеркиста, который прошёл школу «Амурского комсомольца» и «Амурской правды».

Ряд ранних произведений автора посвящён северу Амурской области, среди них очерк «Где-то там, у самой Олёкмы» и путевые заметки «В долине «писаного камня». В очерковом повествовании «Где-то там, у самой Олёкмы» автор изобразил становление посёлка Усть-Нюкжа. В центре произведения об-раз Анатолия Ивановича Куклева, зоотехника, ставшего после войны председателем колхоза. Главным художественным символом становится образ реки Олёкмы. Она предстаёт суровой стихией. Река испытывает героев на прочность. Река не только проверяет человека, но и одаривает за терпение, работу, гуманное отношение: «И уходят от села, режут холодную воду Олёкмы моторные лодки, бьются в капроновых сетях пудовики-таймени, метровые ленки, стремительные хариусы, сиги».

Путевые заметки «В долине «писаного камня» (1972) автор рассказал об экспедиции археолога, этнографа, будущего доктора исторических наук Анатолия Мазина (1938-2008), совершенной по реке Онони к одной из амурских «писаниц», древнему изображению, высеченному на стенах пещер, на скальных поверхностях или отдельных камнях. Автор был удивлён ночной безмолвной тишине тайги, разнообразию растений, животных, прозрачной реке с её рыбным изобилием: «Всё в природе взаимосвязано, а потому стоило пройти через многие трудности, чтобы самому познать богатства родной стороны, так вот, вблизи, увидеть её величие».

 

Изучение истории Приамурья привело Б. Машука к созданию историко-революционной повести «Сполохи», которая вышла в свет в 1971 г. Повесть основана на фактах из жизни легендарного разведчика Г. Рулева. Повесть Б. А. Машука «Сполохи» - безусловно, является одним из наиболее ярких произведений амурской художественной литературы.  Для тех, чьё детство и юность пришлись на 70-е-80-е годы прошлого века, именно эта книга, в основном сформировала первоначальные, а потому и наиболее прочные, представления о героических и трагических событиях гражданской войны в Амурской области.  Главный персонаж повести Герка Рулёв, благодаря таланту Бориса Машука, стал с этого времени, пожалуй, самым известным героем эпохи партизанского движения на Амуре 1918-1920 годов. Он умный и душевный человек, разведчик и поджигатель мостов на железной дороге, по которой шли эшелоны с японскими интервентами и белогвардейцами, чтобы сеять смерть и разрушения на амурской земле. Вначале он был как мститель-одиночка, а потом воевал в партизанском отряде, возглавлял группу подрывников-диверсантов.

С первых страниц и до последних автор стремится к реалистическому показу тех лет, с любовью изображая главного героя. В сцене, когда Герка, переодетый цыганом-барышником, замышляет расправу с белогвардейцем Берестовым. Этот белогвардеец любит покупать хороших лошадей. На этой страсти Берестова и строит свой расчёт Герка Рулёв, когда предлагает купить чистокровных коней.

«Жди меня у парома. Посмотрю, чем хвастаешь! – сказал Берестов. Цыган цокнул языком, воскликнул: «Ах, хозяин! Не знаешь, какого коня продаю. Продаю, а душа плачет…». Одетый в пахнущий духами пиджак и новые кавалерийские шаровары, Берестов не захотел толкаться среди телег и простолюдья на грязной барке. Он прошёл в рубку парохода, где заправлял сам капитан, по ветхости списанный с основных рейсов…

Глядя на тяжёлые, переливающиеся за бортом волны реки, Берестов думал о завтрашнем налёте на большое и богатое село Красноярово…».

Карающая рука народного мстителя Герки Рулёва расправится с белогвардейцем Берестовым. С первых страниц повести Герка как бы обретает душу и плоть, живёт. В свои двадцать два года Герка – человек социально зрелый. Он убеждает крестьянских парней идти на борьбу с врагом, а не отсиживаться на тихих заимках. «Время не давало скидок на молодость», - говорил автор.

Одна из главных тем повести – «мировой пожар» революции. Герой повести, Ефим Якурин, боясь есаула Чёрного, размышляет: «Он-то лучше других понимал, что уже нет и не будет старой России, видел, как рушится всё, рассыпается под натиском революции. И не было подпорки, которая могла бы как-то задержать это падение». Автор подчёркивает не только необратимость политических изменений, но и приверженность делу революции, которая предстаёт мощной, неудержимой созидательной силой, не оставляющей ничего от прежнего мира. По мнению одного из амурских литераторов, «повесть Машука по глубине раскрытия темы Гражданской войны на Дальнем Востоке можно приравнять к «Разгрому» А. Фадеева и «Партизанским повестям» Вс. Иванова». (М. С. Юсупова).

В 1969 г. в литературно-художественном сборнике «Приамурье мое» была напечатана повесть Б. Машука «Дорога в тайну», а в 1973 г. она вышла отдельно под названием «В тайны сердца». Это повесть об ученых-медиках, осуществляющих сложные операции на сердце.

Благодаря труду учёных при Амурской областной больнице была открыта лаборатория искусственного кровообращения. Главным героем повести является сердце, ему посвятил свою жизнь профессор Ярослав Петрович Кулик. Для врача сердечный орган – важнейшая тайна природы. «Но как же сложно в нём всё, как же точна и мудра матушка-природа – творец, у которого нет ничего не связанного взаимно, не продуманного, лишнего и неучтённого». Хирурги, анестезиологи, диагносты, терапевты, медсёстры показаны сплочённой командой, по мысли автора, ключевая причина успеха внедрения нового способа лечения. Машук, не раз спасённый врачами, выражал медикам искреннюю благодарность и восхищение их подвижнической деятельностью. В центре повествования личность Ярослава Петровича Кулика, талантливого хирурга, учёного, чей доклад на международной конференции кардиологов в Праге произвёл фурор, в городе на далёком Амуре сделан шаг вперёд в решении проблемы, десятилетия волновавшей исследователей многих стран – создан новый метод операции на сердце в условиях искусственного кровообращения. В повести автор показал, как рядом с Куликом, требовательным и жёстким руководителем, вырастают его ученики, познавшие радость первооткрывателей. Запоминаются, казалось бы, обречённые, но спасённые кардиохирургами пациенты. Хронология повествования   не заслоняет художественных достоинств книги, в которой воссоздан образ города, в котором совершались научные открытия. Повесть пронизана добротой, чуткостью к чужой боли.

С началом строительства Байкало-Амурской магистрали Б. Машук по командировке издательства «Молодая гвардия» уезжает на БАМ. Результатом его поездки стала художественная повесть о строителях магистрали «Трудные километры». Повесть стала первой в Советском Союзе художественным произведением о строительстве Байкало-Амурской магистрали».  В 1977 г. за эту повесть писатель был удостоен премии им. Н. Островского, а в 1966 г. награжден медалью «За строительство Байкало-Амурской магистрали».

Главная задача героя повести, молодого инженера, дать два километра дороги за одну ночь. Труд бамовцев изображён как подвиг, строители идут на штурм не во имя личной славы, а ради страны, для них великая стройка – долг.
В1978 г. вышел сборник рассказов о военном детстве «Горькие шанежки» – книга, которая завоевала искреннюю любовь читателей и получила высокую оценку таких мастеров русской литературы, как Виктор Астафьев и Валентин Распутин. Во Всероссийском конкурсе произведений для детей, в честь 40-летия Победы в Великой Отечественной войне под девизом «Ради жизни на земле», эта книга была удостоена поощрительной премии.

«Горькие шанежки» - это цикл рассказов о ребятах, детство которых совпало с Великой Отечественной войной. Главным героем, который проходит через всю книгу, является Шурка Орлов. Этот персонаж во многом биографичен: он, как и автор, в раннем возрасте остался без родителей и воспитывался дедушкой и бабушкой, проживавшими на небольшом железнодорожном полустанке. В рассказе показана довоенная жизнь станции и посёлка, когда Шурка мог позволить себе отлучиться на целый день из дома, дабы изведать нехоженые пути-дороги и нарвать  кислики-травы, которую любила бабушка. Маленький герой, несмотря на сиротство, не чувствует себя обездоленным, ведь у него есть дом, а в нём добрые дед и бабка, а также любимые дядьки, рядом с которыми никто на свете не страшен. Шурка, как и все в доме, имеет обязанности: помогать старшим, хорошо учиться, а главное смотреть за курами и цыплятами, которые норовят забраться на бабкины грядки. Душой семьи является бабушка, именно её справедливых упрёков больше опасается Шурка, уйдя из дома без разрешения. Даже дед, глава семьи, заметив ложь внука, опасливо оглядывается на бабку, хлопочущую у печки. Центром дома становится стол, где собирается дружная семья, заботливо накрытый бабушкой: «Шурка знал свою бабку… Хоть и выговаривает ему, а сама наливает в чашку молочной лапши, режет ломтями хлеб, ставит вазу с вареньем, потную крынку холодного молока, самодельные кренделя и калачики, сахар… Шурка быстро умылся и через минуту уже сидел между дядьками и дедом, бодро хлебая лапшу и рассказывал про дорогу, про лес, такой густющий на сопке, про линию в выемке и про то, как их с Петькой пацаны напугали». Автор, описывая трапезу, обращает внимание читателя на спаянность семьи, в которой все друг друга любят и поддерживают. С началом войны это мир рушится, о чём повествует рассказ «Вечером под праздник». Война опустошила дом, от прежней счастливой жизни остались лишь воспоминания: «И в Шуркиной памяти, по-детски цепкой, ожили картины его жизни в старом доме с дедом, бабкой и тремя их сыновьями. Молодые и смешливые, они все уезжали и уходили по своим делам, а потом опять собирались вместе, привозя с собой запахи мороза и вольного ветра, а заодно игрушки, конфеты и пакеты с печеньем. Сладости они, по молодости, вместе с Шуркой же и съедали, уча его заталкивать в рот целые печенюшки. И лучше всех это как раз у дяди Клима получалось. Привыкнув к дядькам, Шурка без них потихоньку скучал». Теперь Шурка из школы без задержки спешит в избу к бабушке, так как он остался единственным мужиком на хозяйстве. Деда увезли в больницу, дядьки с началом войны ушли на фронт. От прежнего съестного изобилия остались лишь горстки овощей, молока, мешочек с отходами пшеницы. Дом опустел, и даже русская печка, символ тепла и уюта, перестала топиться. Шурка не по-детски осознаёт, что к былому возврата нет, уже никогда не вернётся дядька Фёдор, погибший при корректировке огня батарей. Знаком окончания беззаботного детства становится сгоревший пароход, который был сделан младшим дядькой и впервые пущенный на воду всем семейством Орловых. Военные невзгоды, гибель родных, не разрушили семейное тепло, заботы бабушки, которые так объединяют Орловых.

Завершается книга рассказом «Шуркина борозда», в котором пахотная борозда, впервые  сделанная  Шуркой вслед за дедом, становится не только символом продолжения жизни, торжества Победы, но и знаком глубинной преемственности, общего закона движения, извечного круговорота жизни, дарующего бессмертие: «Шурке не терпелось посмотреть на первую свою борозду. Но оглянуться он смог только внизу, в конце гона, когда нужно было сворачивать на другую половину деляны. А посмотрев он даже сморщился от огорчения. Ведь так ровно, казалось, старался держать плуг, а борозда получилась с кривульками, и пласты на ней лежали комками. Даже трава торчит не так, как на дедовой пахоте. Дед и сам следил, чтобы большое колесо шло точно по борозде, где надо, придерживая лошадь, а то подгонял, часто оглядываясь на Шурку, воевавшего с плугом. И вторая борозда получилась лучше, ровнее… А третья и самому Шурке понравилась. Он давно распахнул ворот рубашки и чувствовал, как со лба на землю падали капельки пота. Дело двигалось хорошо, но на очередном заходе дед  передал внуку вожжи и сам взялся за плуг».

В рассказах о детях Машук проявляет себя как мастер предметной детали. Медовые шанежки, которыми дед Колотилкин угощает маленькую Карлушу и не успевает передать сыну-танкисту, едущему на фронт, превращаются в «горькие», олицетворяя тяжесть скорых военных потерь и скорбей. Этот образ несёт отпечаток отдалённого сурового времени, дыхание которого опалило судьбы многих людей, а среди них те, чья жизнь только начиналась.

В 1976 г. Борис Машук стал членом Союза писателей СССР.  А в 1977 г. возглавил Амурскую писательскую организацию. Добрую память Борис Андреевич оставил о себе на Амурской земле. И самое главное — им создана Амурская писательская организация, ответственным секретарем которой он был с 1977 по 1991 год. «Укреплению авторитета писательской организации, которую он возглавил и руководил без малого четырнадцать лет, этому он отдавал весь свой большой талант художника слова, все свои недюжинные способности. Дни амурской литературы, которые прошли во всех без исключения городах, посёлках, сёлах, деревнях и хуторах Приамурья при его деятельном участии, стали настоящим праздником культуры и русской словесности для любителей книги», - вспоминает амурский поэт и писатель И. Д. Игнатенко.  В 1987 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Б. А. Машуку присвоено звание «Заслуженный работник культуры РСФСР».

В 1990-е годы Борис Андреевич проявил себя в публицистике. Писателю были глубоко не безразличны происходящие в стране изменения. В таких статьях, как «Кувалдой  по сердцу» (1993), «Подлость» (1995),    «Летят перелётные, едут залётные» (1995), «Бюрократия без протезов» (1996), «Бессонница» (1997), даётся оценка политической ситуации в России. В конце 1990-х годов Машук много работал, готовил к переизданию книги, писал повесть о себе «Прототипы». Планам было не суждено исполниться.
 Борис Андреевич Машук умер 24 января 2000 г.

«Он любил жизнь, уважал людей, ценил прежде всего честность и доброту. У него было много настоящих друзей. Не мог писать по чьей-то воле. Он был Борисом Машуком. Богатство не нажил, но гордость свою имел. Этим и был дорог.», - так написали о Б. А. Машуке в некрологе журналисты «Амурской правды».

Именем Б. А. Машука названа школа №4 города Завитинска, где с 1949 по 1952 годы учился будущий писатель, в 2004 году открыта мемориальная доска. В городе Благовещенске имя Машука присвоено библиотеке №11. С 2008 года Амурская областная научная библиотека проводит «Машуковские чтения», посвящённые литературе Приамурья.

 

 

Произведения Б. А. Машука

Отдельные издания

 

Машук, Б. В тайны сердца : док. повесть / Б. Машук. – Хабаровск : Хабар. кн. изд., 1973. – 143 с.

В 1973 году увидела свет документальная  повесть о работе кардиохирургов областного центра под руководством профессора Я. П. Кулика.  Верный принципу писать о том, что хорошо знаешь, Машук, не будучи медиком, глубоко разобрался в проблемах сердечной хирургии. Этому способствовали встречи с Я. П. Куликом, наблюдения за работой кардиологического центра, за их длинной и трудной дорогой в тайны сердца. Он видел сердце человека на ладони хирурга. Повесть «В тайны сердца» - это хроника самоотверженного коллективного труда учёных-медиков, спасающих человеческие жизни.

Машук, Б. А. Горькие шанежки : рассказы / Б. А. Машук. – Благовещенск : РИО, 2006. – 192 с.

Тридцать восемь лет назад эта книга вышла в Хабаровском книжном издательстве (1978). Книга рассказов «Горькие шанежки» - лучшее произведение автора. Она во многом автотобиографична. Наряду с рассказами о ребятах, живущих на маленькой станции в трудные военные годы, о становлении их характеров, Борис Машук много пишет о себе, о своих дедушке и бабушке, о дядьках. В книге династия деда Данилова Николая Николаевича носит фамилию Орловых, а сам Борис – Шурка Орлов. В рассказах хорошо узнаются места событий: танковый учебный полигон, Телкова заимка, Дубова Гора, Маяк, речки Марусинка и Безымянка, озёра – Длинное и Большинка, Лавина падь. Любовь и уважение к своим опекунам, деду с бабкой, прослеживается почти во всех рассказах книги.

 

Машук, Б. А. Сполохи : повесть / Машук, Б. А. – Хабаровск : Хабар. кн. изд., 1971. – 240 с.

Повесть посвящена революционному прошлому Приамурья, написанная о событиях и людях давно минувших дней, о лихом времени гражданской войны. В основу повести легли воспоминания командира партизанского отряда, которые были обнаружены автором в школе села Маргаритовки, что недалеко от знаменитого местечка Гош, где в 1919 году произошло одно из крупнейших на Дальнем Востоке сражений амурских партизан с японскими интервентами. В них много места отводится подвигам отчаянного разведчика Герки Рулёва. «Имя Рулёва встречалось мне и раньше, но это были отрывочные сведения, не дающие полного представления об интересном человеке, о его жизни и героической смерти. Однако они волновали, будили тайное желание создать о герое большое произведение. Ещё не представляя себе, что у меня получится, я начал работать в архивах, установил переписку с людьми, которые знали Рулёва лично, собрал всё, что о нём было напечатано», - писал Борис Машук. Причина, которая привела его к работе над повестью, была продиктована  благородным чувством.

В центре повествования – Герка Рулёв, умный, душевный парень, разведчик и поджигатель деревянных мостов на железной дороге, по которым шли эшелоны с японскими интервентами и белогвардейцами.

 

 

Из публикаций в периодической печати и сборниках

 

Машук, Б. В долине «писаного камня» : путевые записки / Б. Машук // Приамурье мое. 1972. : лит.-художеств. сб. – Благовещенск : Хабар. кн. изд-во, 1973. – С. 162–183

Машук, Б. Где-то там, у самой Олекмы : очерк / Б. Машук // Приамурье мое. 1970. : лит.-художеств. сб. – Благовещенск : Хабар. кн. изд-во, 1976. – С. 216–245.

Машук, Б. Горькие шанежки: рассказы о военном детстве / Б. Машук // Приамурье мое. 1974. : лит.-художеств. сб. – Благовещенск : Хабар. кн. изд-во, 1974. – С.163-224.

Машук, Б. Дорога в тайну : док. повесть / Б. Машук // Приамурье мое. 1969. : лит.-художеств. сб. – Благовещенск : Хабар. кн. изд-во, 1969. – С. 271–308.

Машук, Б. А. Обида : рассказ / Б. А. Машук // Родная сторона : стихи и рассказы о Дал. Востоке – Хабаровск : Кн. изд-во, 1990. – С. 239–252.

Машук, Б. Трудные километры : повесть / Б. Машук // Приамурье мое. 1975. : лит.-художеств. сб. – Благовещенск : Хабар. кн. изд-во, 1976. – С. 10–79.

 

Литература о жизни и творчестве

 

  1.       Бриль, Ю. Повторение пройденного, открытие нового: [рец. на повесть Б. Машука «Другие, Лютов и километры] / Ю. Бриль // Дальний Восток. – 1976. - №10. – С.135-142.
  2.       Журавина, О. Как манящие огни [о рец. на повесть Б. Машука «Сполохи»] / О. Журавина // Дал. Восток. – 1972. – № 1. – С. 145–146.
  3.       Игнатенко, И. Д. Совесть – не разменная монета: [о Б. А. Машуке] // И. Игнатенко. Избранное. Т.3. Воспоминани. Очерки. Статьи. Рецензии / И. Игнатенко. – Благовещенск: ОАО «Производственно-коммерческое изд. «Зея», 2012. – С.77-80.
  4.       Игнатенко, И. Человек слова и дела : [О Б. А. Машуке – амур. писателе] / И. Игнатенко // Благовещенск. – 2001. – 19 янв. – С. 10.
  5.       Б. А. Машуку – 50 лет // Дал. Восток. – 1987. – № 2. – С. 159.
  6.       Смыковская, Т. Е. Машук Борис Андреевич : [биогр. справка и список лит.] / Т. Е. Смыковская // Энциклопедия литературной жизни Приамурья XIX–XXI веков / сост., А. В. Урманов. – Благовещенск : Изд-во БГПУ, 2013. – С. 259–263.
  7.       Юсупова, М. С. Писатель-патриот (Борис Машук) : [биография; творчество; фото] / М. С. Юсупова // Амур : лит.-художеств. альм. – 2003. – № 2. – С. 55–62.