Меню

По страницам литературно-художественных журналов (часть 1)

Литературно-художественные журналы – периодические издания, чаще всего ежемесячные, которые знакомят читателя с новинками российской и переводной литературы. Именно эти журналы являются главным источником распространения отечественной и зарубежной литературы, формируют художественные вкусы, дают оценку многим явлениям культуры. Наряду с ведущим отделом беллетристики, в журналах есть разделы литературной критики, публицистики, рецензий на новые книги, хроники культурных новостей. У этих журналов разные мнения и взгляды, но каждый из них уважительно относится к литературному процессу, старается высоко держать профессиональную планку, не допуская проходных и низкопробных публикаций.

Литературно - художественные журналы всегда являлись особой частью российской культуры. На сегодняшний момент «толстые» журналы остались практически единственными изданиями, которые ориентируются исключительно на художественную и интеллектуальную состоятельность текста.

Вашему вниманию предлагается обзор журналов, поступивших МБ «Центральную» в 2015 году.

«Октябрь» – независимый литературно-художественный журнал.

 

 

«Октябрь» – одно из старейших отечественных литературных изданий, которое знакомит читателей с лучшими произведениями писателей, поэтов, критиков, публицистов. Журнал возник как орган Московской ассоциации пролетарских писателей и издается c мая 1924года.Журнал всегда открыт для талантливой литературы, для литературного эксперимента и охотно предоставляет свои страницы молодым перспективным авторам, возвращает читателю значимые для истории и отечественной культуры имена.

 

 

 

 

 

Геласимов, Андрей. Холод: роман / А. Геласимов // Октябрь. – 2015. - №1. – С.3-105.

Андрей Геласимов родился в 1966 году в Иркутске. Окончил факультет иностранных языков Якутского государственного университета и режиссерский факультет ГИТИСа. Кандидат филологических наук. Автор повестей и романов: «Жажда», «Рахиль», «Год обмана», «Степные боги», «Дом на Озерной» и др. Лауреат ряда престижных премий: им. Аполлона Григорьева (2003), журнала «Октябрь» (2003), «Студенческий Букер» (2004), prixdelaDecouverteauSalonduLivredeParis (2005), «Национальный бестселлер» (2009).

Одним из претендентов на премию «Русский букер» стал роман Андрея Геласимова «Холод». В финал эта книга, правда, не прошла, что совсем не делает ее менее значимой.

19 декабря 2002 года российский писатель Андрей Геласимов отправился в Якутск, где прошли его детство и юность. Тогда же произошла авария на ГРЭС, и треть населения всей Якутии осталась в 40-градусный мороз без электричества, воды и отопления. Дело принимало катастрофический оборот, но аварию получилось устранить за несколько часов. Спустя годы писатель сделал это памятное событие основой для своего романа.

Автор представляет главное действующее лицо роман – Эдуард Филиппов. Он вписывается в ряд таких персонажей, пьет он похлеще Служкина из книги «Географ глобус пропил». То есть бухает по-черному, но с ангелами небесными при этом не общается. Эдуард Филиппов, скандальный театральный режиссер, известный далеко за пределами России, яркий представитель современной богемы, баловень судьбы, летит на свою родину, в далекий заполярный город, расположенный где-то на берегу реки Лены. Летит на день-другой, потом снова в Париж. Летит, чтобы сказать правду своему другу, партнеру, соавтору, художнику, человеку, давшему старт его карьере. Правду о том, что новый спектакль он будет делать один, без него. Так решили французы, художник у них свой, другие им не нужны. Гонорар за работу огромный, за такие деньги можно и «кинуть» старого товарища. Конечно, неудобно, начинали вместе, но что поделать, таковы правила шоу-бизнеса, цифры с многочисленными нулями в договоре не дают повода сомневаться. В принципе можно бы и не ехать так далеко — просто позвонить по телефону, извиниться, мол, прости, дружище, всякое бывает. Но нужны зарисовки, наброски, начинали работать над спектаклем вместе, черновики остались у друга.
Филиппов летит в свой нелюбимый город, в котором он не был долгие годы и который стремится как можно быстрее забыть.

О творчестве Эдуарда Филиппова в романе говорится скупо. Мы лишь понимаем, что основой его постановок является скандал. В чеховской «Чайке» все роли отдает инвалидам. «Парализованную Аркадину возили в кресле, Нина Заречная была без рук, Тригорина он мечтал найти без головы, но это так и осталось мечтою, а Треплева играл семнадцатилетний мальчик с ДЦП». Все делается ради денег, славы, лайков в интернете. Филиппов живет придуманной жизнью, переместившейся из виртуального мира в реальность. Впрочем, такая жизнь ему нравится. Интересно, что автор ни разу не называет своего героя по имени. Вначале по фамилии — Филиппов, а позже просто Филя, совсем уничижительно. И только однажды, в самом начале — Эдуард, да и то латиницей — Eduard. Нет, мол, у тебя имени, не заслужил ты его, оставайся просто Филей, так легче. Автор словно пытается изничтожить героя, сделать из него пустое место.

Наш герой, человек небесталанный, избалованный славой и деньгами, привлекающий внимание женщин, весьма хамоватый, уверенный в себе. Жизнь его легка и весела — ночные клубы, рестораны, алкоголь, фотосессии, интервью, разгульная жизнь, обложки глянцевых журналов. Он еще не представляет, что предстоит пережить ему на родине. Находясь в состоянии перехода между опьянением и похмельем, он больше занят борьбой с внутренними демонами и поэтому не сразу замечает, что вокруг что-то не так. В его родном городе тем временем творится локальный апокалипсис: в октябре внезапно ударили морозы под минус 50, а электричество с отоплением отключили. Что в такой обстановке делать изнеженному алкоголику в модном пальтишке? Уезжать. Однако Филиппов вместо этого пускается в самоубийственную одиссею по местам прошлого в надежде искупить грехи.

И вот Филиппов, страница за страницей, сбрасывает с себя московскую одежду, медленно превращаясь в человека. Главное, что жизнь героя медленно приобретает черты реальности. Эдуард Филиппов не тянет на спасителя. Он слаб, вечно пьян и труслив. Он — антигерой. Филиппову нужно спасти лишь самого себя, заблудшего, замершего, затерянного. «Сколько бы человек ни приобрел, ему все равно будет мало. Его всегда мучает жажда чего-то еще. Или хотя бы подозрение того, что есть что-то еще. И лишь пустота способна идеально заполнить человеческую душу. Только она не оставит в душе ни одного незанятого местечка». Это девиз Филиппова, принцип его жизни. Он долгое время создавал этот мир, привыкал к нему, обживался и в конце концов обустроился. Жил и думал, что счастлив. А однажды оказался в таком же мире, замерзшем, холодном и циничном, но только настоящем. И многое понял.
Мир, а заодно и город с неизвестным названием будут спасать другие. Предприниматель Данилов, следователь Толик, бывшая любовница Инга с дочерью Ритой, врач Анна Рудольфовна и, в конце концов, простой русский парень Виталик, работник ТЭЦ вместе со всей своей бригадой.

За последние годы он отвык от таких ситуаций, которые не укладываются в привычную ему жизнь. Он словно персонаж старинной русской сказки, оказывается перед выбором: направо пойти — коня потерять, налево — самому погибнуть. Филиппов вправе ничего не менять в своей жизни, навсегда забыть о существовании совести, любви, чести, жить ложной жизнью, в которой есть восторженные, пусть и не всегда заслуженные, овации зрителей, дорогое вино, женщины, Париж. Как это просто и необременительно, плыть по течению, не думать, не смотреть по сторонам. Как сложно сломать все, что раньше он считал успешной жизнью, и начать строить другую, настоящую. Сам он на это не способен, уже отвык. Поэтому эта жизнь и забрасывает Филиппова туда, где нужно принимать нелегкие решения.

Автор вводит в текст инкогнито — человека без имени, без прошлого, да и человека ли, еще вопрос. Герой этот возникает в антракте между двумя действиями. Филиппову новый знакомый по душе, с ним есть о чем поговорить. Они сплетничают, рассказывают «смешные гадости» об общих знакомых. Проходит время, и однажды, проснувшись, Филиппов обнаруживает своего друга у себя в квартире. «Вскоре новый друг объяснил Филиппову, кто он такой на самом деле», — так заканчивается антракт. Нам понятно, что это эго героя, его второе «я», его минусы.

Роман «Холод» – притча о человеческой душе, о внутренней пустоте, о бегстве от боли и о принятии жизни такой, какая она есть. Темы вечные – но всегда актуальные.

Афлатуни, Сухбат. Поклонение волхвов: роман в 3 кн. / С. Афлатуни // Октябрь. –– 2010. - №1. – С. 3-60; №2.- С. 3-55. - 2015. –№2. - С.3-102.

Сухбат Афлатуни (псевдоним, настоящее имя Евгений Абдуллаев) родился и живет в Ташкенте. Окончил философский факультет ташкентского государственного университета. Поэт, прозаик, критик. Автор двух сборников стихов и книги прозы. Лауреат премий журнала «Октябрь» (2004, 2006), Русской премии (2005), молодёжной премии «Триумф» (2006).

Первая часть романа была опубликована в журнале «Октябрь» за 2010 год №1-2.Роман охватывает огромный период в истории России: от середины 19 века до наших дней и рассказывает историю семьи Триярских. В первой части действие происходит в 1840-е годы, и главный герой юный студент-архитектор Николай Триярский. Он близок к революционному кружку Петрашевского и тайному обществу "волхвов", подвергается гонениям. За близость к кругу петрашевцев Николеньку сначала заключают в крепость, а после приговаривают к смертной казни. Родная сестра Николая - Варвара - став любовницей императора, чтобы спасти брата от казни, родила от царя ребенка. Николая сослали в Киргизию, где он по-настоящему столкнулся с "народом", ради которого затевал переворот, но "народа" совсем не знал. Сложная семейная и любовная драма накладывается на драму страны, перешедшей от монархии к демократии и красному террору.

Герои второй части романа, внучатый племянник, Николай Триярский и родной внук той самой жертвенной сестрицы Вареньки – священник Кирилл Триярский. Интеллектуал, философ и эстет он оказывается вовлечен в почти детективную коллизию вокруг исчезнувших мистических артефактов упомянутых уже «рождественников».

Третья часть романа - это период 70-х годов ХХ века. В центре романа герой – композитор-авангардист Николай Триярский. Он возвращается в родную Среднюю Азию после многих лет, прожитых в Ленинграде. В лучших традициях своей семьи он тоже оказывается втянут в сложносочиненную интригу с участием все тех же сектантов.

В романе самые разные слои, от русской христианской мистики до жизни ленинградской богемы, от православного миссионерства в Японии до шпионского противостояния Англии и России в Туркестане, и от большой русской политики до пугающих дервишских практик. Диковинным образом история рода Триярских оказывается прочно связана с историей России. «Поклонение волхвов» — роман, который удивительно легко встраивается в систему координат современной русской прозы.

Лукьянов, Алексей. Миленький: повесть / А. Лукьянов // Октябрь. – 2016. - №6. – С. 3-68.

Родился в 1976 году в городе Брянске, однако зарегистрировано рождение было в поселке Дзержинский Люберецкого р-на Московской области. Закончил среднюю школу в поселке Тохтуево Соликамского района Пермской области, учился на филолога в Соликамском пединституте, но бросил на втором курсе.

После армии сменил несколько профессий, сейчас работает кузнецом на железной дороге. Член Союза писателей России с 2006 г. Первая публикация состоялась в 2000 году в журнале «Уральская новь». Регулярно публикуется в журналах «Октябрь» (Москва), «Полдень. XXI век» (Санкт-Петербург).

Лауреат Новой Пушкинской премии 2006 года за повесть «Спаситель Петрограда» в номинации «За новаторское развитие отечественных культурных традиций», «Бронзовая улитка» 2009 года за повесть «Глубокое бурение».

В 2007 году Алексей Лукьянов прославился как единственный фантаст среди молодых писателей, встречавшихся с президентом России Владимиром Путиным в резиденции «Ново-Огарёво». Алексей Лукьянов из тех художников, которым для вдохновения непременно нужна натура. Пока он использует фантастический приём как инструмент для усиления образов.

Сюжет повести «Миленький» вроде бы незатейливый, талантливый человек, художник и фотограф, живет на мусорной свалке, пьет, понятно. В городке, где он живет, его тем не менее, уважают за ум и талант.
Время от времени приезжает пожарная машина и пожарники его, Миленького, моют из шлангов. Эта процедура описана очень живописно. Действие повести происходит в 80-х годам ХХ века и начале ХХI века.
Так что вроде как и фантастический элемент присутствует, ведь Миленький по сюжету умирает именно в те, прошлые годы.

«Вдруг машина остановилась. Из кабины выскочил бледный не то от страха, не то от гнева водитель.

- Да вы что тут за аморалку развели, граждане товарищи?! - заорал он, и голос его от волнения дал петуха.

- Это ж похороны, мать вашу! Мы ж не в Америке, в советском же государстве живём! Ответом водителю было почти одновременное сбрасывание женщинами одежд. Мужчины буквально застонали.

- Я никуда не поеду, пока…

Но шофёра никто не слушал. Совершенно голые Маринка с Элкой впрыгнули на кузов и с помощью своего молодого человека сдвинули гроб с края машины, тело Миленького подхватили другие обнажённые женщины и понесли на руках. Мужики взяли на себя крышку и крест, а также брошенные женщинами прямо на асфальт одежду, бельё и сумки. Маринка с Элкой грациозно спорхнули обратно в толпу, далее процессия, возглавляемая молодыми и красивыми девушками, втягивая в себя всё больше и больше народу, следовала сама по себе, без машины.

Покойный лежал в гробу с блаженной улыбкой на устах. Похороны удались».
Если просто читать повесть, жизнь бездомного человека, то вроде как и все понятно и просто. Всё это можно воспринимать как некую аллегорию на искусство в целом и общество. Грешная жизнь и высокое искусство, которое далеко не все могут понять и оценить. Но тем не менее, вне зависимости от каких-то оценок, прекрасное живет, и будет жить всегда. Просто потому, что так устроена наша жизнь.

Журнал русской культуры 

«Москва» – ежемесячный литературный журнал

 

 

 

Публикует современную отечественную прозу, стихи, литературную критику, публицистику, культурологические материалы, статьи духовно-нравственного характера, материалы из литературного наследия православной России.

 

 

 

 

 

 

Молчанов, Андрей. Форпост: роман / А. Молчанов // Москва. – 2015. - №7- С. 11-91; №8. – С. 13-98; №8.- С. 20-99.

Родился 23 ноября 1953 года в Москве. Писатель, член Союза писателей СССР и Союза писателей России.

Автор монографий по истории СС, СД и немецкой разведки. Работал в ФРГ, Индии и США.

В 1998—2002 годах — Советник начальника Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью. С 2002 года по 2007 год — председатель общественного совета Главного управления МВД России по Центральному федеральному округу, генерал-майор МВД. Входит в ассоциацию ветеранов Службы внешней разведки. Награждён правительственными и ведомственными наградами.

Окончил вечернее отделение радиотехнического факультета МЭИ в 1980 году.
Выпускник заочного отделения Литературного института им. Горького (1982). Ученик В. П. Катаева, В. И. Амлинского, Сергея Антонова.

В романе прослеживаются четыре жизни, четыре пути. Кирьян, Федор, Олег и Арсений мечтали прожить свои жизни ярко, счастливо и честно. Но у Создателя были свои планы на их счет. Кирьян оказался в дворниках. Безобидный, глубоко верующий Федор — сначала в стройбате среди отморозков и уголовников, а потом и в тюрьме. Олег в погоне за мечтой бросил родину, потерял любимую и связался с американскими гангстерами. А Арсений стал вором. Но Бог ни на секунду не оставлял своих грешников. Он испытывал их, искушал, "ломал", закалял духом — и все для того, чтобы в один прекрасный момент эти четверо встретились и исполнили свое истинное предназначение: создали духовный форпост Новой России...

«Вокруг, как при начале эпидемии, он наблюдал массу угрожающих признаков. Авторитет власти разваливался на глазах, экономика погружалась в хаос. Наступление всеобщей разрухи накатывало неотвратимо. Большая битва за коммунизм была проиграна, бороться за прежние идеалы виделось бессмыслицей. Дни его прежней власти тоже были сочтены. Придать ей новое содержание могли лишь свежие идеи и хитроумные проекты. Как ни старался, он не мог обнаружить подступ к ним. Он внушал себе, что сумеет пережить все невзгоды, но и сомневался в этом. И разбирали его тоска и досада человека, построившего прекрасный дом, в который теперь прицельно летела всесокрушающая бомба».

Эти герои понятнее, потому что живут в России, любят Россию и стараются улучшить жизнь здесь, а не искать лучшей жизни там. Но, к сожалению, правовыми, законными путями построить идеальное общество не получается. И наши герои строят более или менее сносную жизнь в отдельно взятом регионе на юге России. Борются не совсем законными методами с криминалом, пренебрегают основами демократии, но своих в обиду не дают.
Есть в романе и мистическая составляющая и любовная линия, которая стала объединительной сюжетных линий.

Поляков, Юрий. Любовь в эпоху перемен: роман: начало / Ю. Поляков // Москва. – 2015. - №10- С. 3-106; №11. – С. 8-123.

Юрий Михайлович Поляков, прозаик, публицист, драматург, поэт, родился в 1954 году в Москве. Окончил МОПИ им. Крупской. После службы в армии работал учителем русского языка и литературы в школе.

В 1980 году вышел первый сборник стихотворений «Время прибытия», а в 1981 – книга «Разговор с другом». Широкую популярность писателю принесли повести «Сто дней до приказа» и «ЧП районного масштаба». Юрий Поляков главный редактор «Литературной газеты», сопредседатель Международного Литфонда, член Русского Пен-клуба.

Лауреат многих литературных премий. В 2005 году за сборник прозы «Небо падших» писателю присуждена Государственная премия в области литературы.

Новый роман Юрия Полякова "Любовь в эпоху перемен" оправдывает свое название. Это история сложной противоречивой любви, пронзившей всю жизнь главного героя и одновременно это первая в отечественной литературе честная попытка разобраться в эпохе Перестройки, понять ее тайные пружины, светлые и темные силы.

Герой Гена Скорятин хотел погибнуть за светлое будущее России, борясь в августе 1991 года с ужасающей советской трясиной, ненавистной ему. Прошли годы. И Гена Скорятин или сейчас, Геннадий Павлович, главный редактор газеты «Мир и мы», а просто «Мымра», сохранил старый советский обычай начинать рабочий день с редакционной почты, читал, писал резолюции, направлял в отделы, хоть знал наперед: если сотрудники и ответят авторам, то с вежливым хамством. Сделать с этим ничего нельзя. Время такое.

В 2013 году уже его, Гену Скорятина, продажного ловкача, выгоняет пинком под зад из газеты ещё более подлый собрат и его современные хозяева коррупционной России.

Жена вовсю пьёт и изменяет с кем попало, любовница находит молодого индуса, даже дочку, оказывается, ему жена Марина родила от подлого Гениного начальника Исидора Шабельского.

Просто продажный Гена не на ту лошадку поставил, переиграл сам себя. Литературный талант бездарно обменян на какие-то мелкие бытовые удобства, которые может выбить из-под тебя любой более сильный ловкач. Так и произошло. Не получается и поездка в тихую провинцию, и к тихой Зое. Гена просто модифицирован, как и все наши продукты, как и большинство наших нынешних сограждан. Потеряны и идеалы, и нежные чувства, всё — модифицировано, искусственно. И управляют всей модификацией России стая Кошмариков, денежных и чиновных воротил.

Владельцем газеты - олигарх по прозвищу Кошмарик, живущий в Ницце, куда он скрылся после своих афер. Он оттуда направляет линию газеты: кого поддерживать, кого убрать. Заканчивается роман простым некрологом, где предавшие и оболгавшие своего бывшего шефа сотрудники дружно пишут о его тернистом пути за свободу.

Геннадий Скорятин видит опору лишь в том, с чем сам и боролся. Недаром из всех людей, которые его окружали, он с уважением вспоминает лишь Танкиста — первого редактора газеты "Мир и мы", фронтовика, имеющего свой ясный взгляд на мир и не собирающегося его менять.

Читателя ждет встреча с неповторимым стилем автора: острым сюжетом, неожиданными сравнениями, меткими словечками и разящей иронией. Новый роман сохраняет и развивает все те качества, за которые любят прозу Юрия Полякова ценители изящной словесности.

Один из старейших в современной России ежемесячных толстых литературно-художественных журналов «Новый Мир» – ежемесячный журнал художественной литературы и общественной мысли.

 

Голубая обложка «Нового мира», одного из старейших литературных журналов России, знакома без преувеличения каждому российскому читателю. «Новый Мир» публикует художественную прозу; стихи; очерки; общественно-политическую, экономическую, социально-нравственную, историческую публицистику; мемуары; литературно – критические, культурологические, философские материалы.

В 1947-1990 гг. журнал был органом Союза писателей СССР, с 1991 г. стал независимым изданием. Традиционно редакция стремится привлекать в журнал лучшие силы российской литературы и журналистики, дает читателям адекватную и разнообразную картину российской словесности, избегая экстремизма и сочетая художественную новизну с интеллектуальной основательностью и даже своего рода «академизмом». В журнале широко представлены архивные публикации и исторические разыскания.

 

 

Носов, Сергей. Фигурные скобки: роман: начало / С. Носов // Новый мир. – 2015. - №1. – С. 7-54. // Новый мир. – 2015. –№2. - С. 9-70.

Носов Сергей Анатольевич, прозаик, драматург, родился в 1957 году в Ленинграде. Автор романов «Хозяйка истории» (2000), «Член общества, или Голодное время» (2000), «Дайте мне обезьянку» (2001), «Грачи улетели» (2005), «Франсуаза, Путь к леднику» (2012), сборников рассказов и эссе: «Полтора кролика» (2012), «Тайная жизнь петербургских памятников» (2008) и др. Произведения писателя вошли в шорт-листы премий «Большая книга», Русский Букер», «НОС», «Национальный бестселлер».

Роман "Фигурные скобки" повествует об учредительном съезде иллюзионистов, именующих себя микромагами. Каскад блистательной нелепицы, пронзительная грусть, столкновение амбиций и внезапная смерть.

Главный герой романа - Евгений Капитонов. Приезжает на учредительную конференцию микромагов в Петербург. Делегат. Когда-то Капитонов жил здесь. Работал. Были и друзья. Мухин. Но он давно умер. Жена Марина вышла замуж за другого. Конференция должна избрать Председателя гильдии. Капитонов – математик по профессии. Впрочем, он «не ощущает себя преимущественно математиком. Говорит о себе - «преподаю математику» и чаще всего добавляет: «гуманитариям». А еще есть хобби. Да и не хобби даже. Просто так получилось. Капитонов умеет угадывать числа. Двузначные. С трехзначными не получается. Можно и однозначные, только надо, чтобы они были загаданы как в телефоне - 07, 09. С телефона собственно и началось. И еще с «пограничности». Перед лицом смерти, правда не своей, а собственной дочери, шестилетней Анны - нам, однако, не известно, что там случилось, была потеря крови и требовался срочный ответ – какая у девочки группа? И резус... И времени несколько минут. А в руке телефон. И право на звонок. Кому? Какой-то родственнице. Вот только в телефоне цифр много, но не записан он, большая часть известна, а две последние нет, и надо нажимать на кнопки, перебирая все варианты от 00 до 99. Время идет, пусть по полминуты на каждый вариант, 01, 02, 03…, так полчаса минимум на все звонки потратишь, а времени нет.
Капитонов угадал все с первого раза. Угадал, позвонил. Группу крови назвали мгновенно. Аня осталась жива. С тех пор и открылся у Капитонова дар – видеть те цифры, которые загадывают люди. Превратилось все словно в цирковой номер. «Вечеринка в офисе? Пожалуйста. Выездной корпоратив? Сколько угодно. Вагон-ресторан? Почему бы и нет». Из стресса перенесла жизнь это чудо на цирковые подмостки, поставило Капитонова в один ряд вместе с клоунами. Ну хорошо, не с клоунами, с микромагами. Суть одна, название не принципиально. За домашним застольем потешить гостей. Загадайте число, прибавьте пять, отнимите десять. Вы загадали 36! Правильно. Вроде бы фокус. Вот только у всякого фокуса есть свой секрет. У этого нет. Объяснить нельзя. Потому что нет объяснения. Просто видит Капитонов то число. Видит и все. И есть лишь две границы. 10 и 99. Загадать эти числа - значит подвергнуть себя риску. Охраняют двузначные стражи Евгения Капитонова. Слева от однозначных. Справа от трехзначных. Внутри - жизнь микромага. Жизнь, заключенная в фигурные скобки. Вне этих границ – смерть. 
А еще есть пожиратели времени. Они могут отъесть кусок. Могут справа - укоротить жизнь. Украсть, как у Водоемова, тоже делегата конференции. «Сообщают о пожаре в отеле… Погибло 17 человек… А вот мальчик и девочка, девятиклассники, взявшись за руки, выбросились из окна с одиннадцатого этажа. За стеной Пожиратель Времени рычит и давится – он пытается вызвать рвоту». Он реален, не выдумка. Это он сожрал время жизни этих людей?! 
А могут и слева! Сожрать не то, что могло случиться потом, а то, что уже было раньше. Как у Мухина. Ты вдруг просыпаешься в один прекрасный день и понимаешь, что ты Мухин. «Я могу попытаться понять, кто я такой, почему я не Мухин и почему именно Мухина я заместил на прошлой неделе». И живешь ты в теле Мухина. Но до Мухина ты был не Мухиным вовсе. А кем был, не знаешь. Но про Мухина помнишь все, словно Мухиным и был всегда. А то время, которое ты не был Мухиным, у тебя съели. 

И снова про смерти. Умирает Водопьянов. Картежник. Фокусник. Загадал число и умер. Загадал 99. Не повезло. Ту самую цифру. Редкую. Пограничную. Никто никогда не загадывал до него. Вначале Капитонов просит прибавить. Пять просит. А к 99, что ни прибавь, сразу за границу перейдешь. А за границей защиты нет. Перешел за нее и лишился жизни. Отнять уже не успел. Да и отнимать надо три было всего. Остался Водоемов за границей. 99 плюс 5 минус 3 равно 101! Не дали вернуться в защищенное поле. За фигурными скобками остался. Хотя следователь тоже загадал 99. Тот, который дело расследовал. Дело о смерти Водопьянова. И остался жив. Впрочем, возможно сработало право первого загадывания. «Я - второй, - говорит следователь, - Он задумал 99 – и в морге, а я задумал 99 – и, как видите, живой…». Не каждому дано.

Другие смерти не столь театральны. Умер Мухин. Умерла жена Капитонова. Умерли за страницами романа. Автор словно теряет контроль над героями. В конце романа вообще их смерть ставится под сомнение. А вот сам Капитонов, возможно и умер. Точнее он-то думает, что жив. Но может быть, он давно уже не Капитонов. Контроль над героями переходит читателю. Решайте сами, кто умер, кто нет, подсказывает автор.

Президента среди магов нельзя выбрать. Он избран давно и без воли делегатов. То ли дьявол, то ли бог… Поправителем называет его автор. Он - суровый редактор жизни. Перебрал карт – умер. Нужно лишь заключить свою жизнь в фигурные скобки. Разве это не мечта стать бессмертным. А надо то всего, открыть три фигурных скобки. Потом три закрыть. Если бы на компьютере были такие клавиши, многие тексты стали бессмертными.

Пропала у Капитонова страшная тетрадка, с записями Мухина. Или не Мухина. Ну во всяком случае того, кто вместо Мухина находился в теле Мухина, пока самого Мухина в теле Мухина не было. Плетет Носов сюжет свой словно лабиринт, вычерчивает по парку тропки. Одни настоящие, другие обман таят. Тропа натоптана, идешь по ней уверенно. Читаешь про дочь Капитонова Анну. В романе ее много, но она при этом словно за страницами. Капитонов с ней поругался. Едет в Петербург, переживает, дочь дома одна. Не звонит, не пишет. «Ссоримся без конца», - объясняет Капитонов, - «Раздражает ее все во мне. Почему я рожок для обуви не вешаю на крючок… Почему чай покупаю в пакетиках…». Мучается Капитонов. Хочет перед ней то ли извиниться, то ли признаться в любви. В конце романа признается. «Люблю тебя очень», - пишет смску. И она в ответ ему – «и я тебя». Только он в фигурных скобках, а она в ответ без них. И дальше обрывается книга. Додумывай читатель этот роман.

Галина, Мария. Автохтоны: роман: начало / М. Галина // Новый мир. – 2015. - №3. – С. 8-81; №4. – С. 41-118.

Галина Мария Семеновна родилась в Калинине. Окончила государственный университет, кандидат биологических наук. С 1995 года – профессиональный литератор, автор нескольких книг стихов и прозы. Лауреат поэтических премий «Anthologia» и «Московский счет», а также Приза читательских симпатий премии «Большая книга».

"Автохтоны" - это коренные народы, которых отличают от переселенцев. Хтон - в переводе с греческого “земля”, а хтонические - рожденные землей, Геей, обычно это подземные существа, загробные чудища.

Действие нового романа Марии Галиной разворачивается в старинном городе. В это безымянный город прибывает такой же безымянный герой, безликий «он». Этот человек без имени и без персональной истории. Вроде бы он искусствовед, и приехал в этот город, чтобы написать статью нашумевшей постановке 20-х годов. Прибывший издалека герой пытается восстановить историю давней постановки очень странного, судя по глухим упоминаниям мемуаристов, спектакля – оперы «Смерть Петрония». Наш герой всё глубже погружается в сегодняшнюю жизнь этого города. И чем ближе к разгадке этого спектакля приближается наш герой, тем активней реагирует на его расследование Город и его загадочные обитатели.

Тени оживают, город наполняется выходцами из прошлого. Действие спектакля вроде бы давно закончилось, но в то же время продолжает длиться. Оперная дива, убитая прямо на сцене ревнивым любовником, прорастает в собственной полубезумной правнучке. А под сенью барочного монастыря затаился призрак, который помнит ужасы Холокоста и готовый в любой момент рассказать о них всем желающим. Все вместе они формируют странную и выморочную расу древних обитателей этого города — сумрачных и загадочных автохтонов. Герой делает свой выбор. Как говорит официант из романа, «кому нужны легенды со счастливым концом… это уже не легенда, а дамский роман. Им жесть подавай, туристам. Катарсис за чужой счет, вот что им нужно». А значит, этот путь читателю-путешественнику придётся проделать самостоятельно.

(Продолжение....)