Меню

Фотьев Николай Иванович

 

 

(21.12.1927-2.04.2010).

В активе одного из самых плодовитых и талантливых писателей, которого по праву можно назвать классиком отечественной литературы, два десятка книг, из которых половина - это басни. Этот жанр трудный и неблагодарный, чтобы написать басню нужно очень тонко чувствовать жизнь, иметь талант иронизировать, иметь твердую жизненную позицию и хороший литературный вкус. У Николая Ивановича Фотьева всё это было в полной мере. Оттого его басни выглядят такими мудрыми и западающими в душу, заставляют нас встрепенуться и посмотреть на себя со стороны.

Гвоздем прибитое к столбу,
В сарае Ботало висело,
И всё роптало на судьбу:
- Я так гремело! Так гремело!
По всем полям, по всей округе!
Сарай, забвенье, полумрак…
- А я. – заметил Гвоздь, - считаю так:
Судьбу напрасно ты коришь.
Твои заслуги поскромнее.
Ведь ты же лишь тогда гремишь,
Когда висишь на чьей-то шее.

 

Но хороши не только его басни, но и очерки и проза. В 1970 году Николай Иванович Фотьев первым из амурских литераторов был принят в Союз писателей СССР.

Родился Николай Фотьев в деревне Малиновка Старобардинского (ныне – Красногорского) района Алтайского края. «Здесь, в долине речки Калташки, стояла заимка моего дедушки по отцу – Фотьева Федора Романовича. Здесь прошли первые годы моей жизни. У дедушки был добротный дом, хорошо обустроенное подворье, обнесенное заплотом из бревен, имелось в хозяйстве несколько коров и лошадей. Была пасека. Хозяйство было общим с взрослыми сыновьями и дочерями. Когда жили все вместе, в доме насчитывалось человек пятнадцать. Тем не менее, дедушку раскулачили», - из воспоминаний Николая Ивановича.

Он вырос в простой крестьянской семье, навсегда запомнил черные от золы и земли руки отца-труженика, умевшего читать лишь по складам. Не до грамоты ему было, ни одной Колиной басни не прочёл, одна мучила забота – прокормить семью. Дедушка ведь попал в число раскулаченных, лишился заимки, домашнего скарба, лошади. Когда выяснилось, что никакой он не враг народа, было поздно – ничего от нажитого непосильным трудом ему не вернули, всё растащили. Коля помнил, как дед плакал после этого известия, помнил, как потрясли его мальчонку, дергающиеся плечи и судорожные рыдания некогда крепкого кряжистого старика. А в сорок первом Колин отец ушёл на фронт и погиб через три года в Латвии. Наступило трудное и горькое время. И, тем не менее, в 1944 году, он закончил семь классов, и поступил в Томский индустриальный техникум, на горное отделение. Но через полгода вернулся домой в состоянии дистрофии. После войны семья, в которой Николай был самым старшим, осталась без кормильца. Все хозяйственные заботы легли на его плечи. В 1948 он с отличием окончил Бийский сельскохозяйственный техникум. Работал зоотехником в системе МВД: сначала по распределению в Монголии, затем в Амурской области. Система, в которой работал молодой специалист, очень его тяготила, поэтому, когда в Благовещенске открылся сельскохозяйственный институт, Фотьев решил учиться.

В студенческие годы увлечение литературой стало перерастать в профессиональный интерес. Он, некоторое время, объединял литературное творчество с основной работой. В начале 1960-х годов Фотьев активно сотрудничал с районными газетами, а затем и с «Амурским комсомольцем» и «Амурской правдой». В 1961 году он учился на курсах журналистики при МГУ, а с 1964 года стал заниматься литературным творчеством профессионально.

Свой путь в литературу Николай Иванович Фотьев начинал с басен. Главной причиной этого явилась гражданская позиция автора, его нежелание мириться с несправедливостью и закрывать глаза на людские пороки. Басня – жанр канонический. Героями становились люди, предметы, явления природы. Его басни – острые, затрагивающие самые злободневные вопросы современности. Цель сатирика – воздействовать на читателя смехом. Автором написаны девять сборников басен: «Басни Николая Фотьева» (1957), Куриная карьера» (1962), «На законном основании» (1963), «Претензий нет» (1966), «Басни» (1969), «Глядя в корень» (1980), «Жертва случая» (1984), «Обоюдная польза» (1986), «Житейский спор» (1997). Это явление национального масштаба.

В 1981 году Фотьеву пришла бандероль из российской библиотеки имени Салтыкова-Щедрина. В ней записка: «…К нам пришёл запрос на вашу книгу «Глядя в корень». Заявка поступила из библиотеки Конгресса США и библиотеки Гарвардского университета США». «На дворе был 1981 год – время противостояния двух сверхдержав – СССР и Америки, время тотальной цензуры». «Понимаешь, - объяснял Николай, - Щедринская библиотека месяц назад попросила у меня пару книг, по их словам, для одного из иностранных государств. Я думал, для какой-нибудь страны из нашего социалистического лагеря, и тут же выслал. А вот сейчас узнал, что в Америку. Что делать, как быть?». И он замолчал, томительно ожидая решения своей судьбы. К его удивлению, собеседник спокойно ответил: «Не беспокойся и продолжай писать свои замечательные басни». Николай Иванович бережно хранил документы из той переписки с Щадринской библиотекой.

Есть в литературной копилке Николая Фотьева замечательные лирические стихотворения. В пейзажной лирике автор ориентировался на бунинскую традицию. Он очень остро чувствовал любые изменения в природе и передал их посредством запахов, звуков, зрительных образов в таких стихотворениях, как «В храме природы», «Листопад».

Кончилось времечко жаркое,
Осень настала всерьёз.
Листья, как бабочки яркие,
Тихо слетают с берёз.

В стихотворениях поэта представлен весь годовой цикл, но любимым временем года Николая Фотьева является осень. В его стихотворениях «Бабье лето», «По жухлой траве да по осыпи…» она очень разная: сочная, яркая, тихая, печальная, плачущая.

Навела на листву позолоту,
Спелым соком плоды налила,
Журавлиные стаи к отлёту,
В предназначенный срок позвала.

Но всегда осенняя пора дарует лирическому герою покой и гармонию в стихах «Предзимье», «Падают листья с берёзы…», «Прогноз».

Тихое царство лесное.
Поздний осенний сезон.
Пахнет опавшей листвою,
Всё погружается в сон.

Автор очень тонко чувствует природу, её оттенки и переходы. Изображение зимы пронизано бунинскими мотивами. С одной стороны «чередой снегов и вьюг», с другой – «лихой буран» и «свистело, выло и мело». О зиме написаны такие стихи, как «Снежок», «Перед снегом», «Средь зимы бывает с юга…», «Метель».

Метель весёлая гуляла,
И по селу, и за селом,
Кружилась, ухала, плясала,
Мела сугробы подолом.

 

Заядлый рыболов, охотник и неугомонный путешественник Николай Фотьев исходил и изъездил Приамурье вдоль и поперек, побывал в самых глухих, диких местах. Отсюда в его лирики есть и охотничьи мотивы в стихотворении «Охотник».

 

Весь день он шёл по следу зверя,
А зверь серьёзен – кто кого!
Он много вёрст за ним отмерил,
И вот застала ночь его.

 

Весна у Фотьева осмысливается как пробуждение природы, период душевного подъёма, время перемен в стихотворение «Февраль, а с крыш уже течёт…», «Первоцвет».

 

Шумят: весна, мол, верх берёт!
Зима слезу пускает!
А воробьиный наш народ –
Чирик! – не подкачает!

 

С особой теплотой и любовью Николай Фотьев воссоздаёт в своих стихах образ Благовещенска.

Дремал городок деревянный,
Сирень на подворьях цвела,
И слышался голос баяна,
И песня над Зеей плыла.

 

Наш областной центр – это «далёкий российский форпост», и стоит он там, где «воды Амура и Зеи поют ему песни веков».

 

Пусть плещутся воды двуречья,
И ходят по ним корабли.
Пусть здравствует град Благовещенск –
Столица Амурской земли!

 

Автор вспоминает о своей малой родине в стихотворении «Края родные», «Что было, то было», «Те уроки». Алтай – это место, насыщенное памятью предков.

 

Уносит память в те края,
Где жизнь моя брала истоки.
Где постигал впервые я
Счастливые и горькие уроки.

 

«Человек природы» назвал Фотьева известный амурский прозаик, поэт и публицист Алексей Воронков. Николай Фотьев любил родную землю. Она для него – символ жизни. В творчестве родная земля ассоциировалась с образом женщины-матери.

 

Во всём кипит – бурлит весна.
Всё для любви и для объятий.
Земная плоть обнажена
Для новых всходов и зачатий.

 

А какие проникновенные и трогательные строки о матери.

 

Её давно уж нет в живых.
И как увидеть хочется порой!
Услышать голос тот родной,
Что с детских лет в ушах моих!

 

С конца 1960-х годов вышли книги рассказов и повестей: «Те далёкие свидания» (1968), «Мужчина в доме» (1971), «Вы остаётесь за нас» (1974), «Горная малина» (1981), «Коренные берега» (1982), «Деревенская родня» (1992).

Своеобразие таланта Николая Фотьева в том, что он и в прозе был проникновенным лириком. Лирические рассказы составляют важную часть его литературного наследия. Некоторые из них звучат как стихотворения в прозе - рассказ «Высокий день».

«День стоит ясный и тихий. Амур спокоен – ни ряби, ни волн, ни воронок, которые свойственны быстрому течению этих мест. Вода чистая, какой она бывает лишь осенью, после многих ясных дней».

Образ фотьевского героя, духовно богатого, нравственно состоятельного, восходит к традиции русской классической литературы, к творчеству Л. Н. Толстого и целого ряда писателей-деревенщиков. Все они именно в народе, тесными узами связанном с землёй, видели носителя идеала и общечеловеческих ценностей.

Главный герой рассказа «В распутицу» (1971) ветеринар Тарас Калядин вовремя одного из боёв потерял руку и потому раньше других вернулся с войны, отправился в соседнюю деревню, где не могла «растелиться» корова. Встретив в пути голодного волка, герой, ни минуты не сомневаясь, вступил с ним в ожесточённую схватку. Тарас понимал, что не имеет морального права вернуться домой. Корова, которая в любой момент может погибнуть, является единственной кормилицей в семье старухи, которая обратилась к нему за помощью. Эти обстоятельства становятся серьёзным испытанием, где раскрывается характер героя, через его поступок.

Автор обращается к изображению повседневной, будничной жизни своих героев. Новеллу – анекдот Фотьев освоил вначале творческого пути. В рассказах «Ребята Зарубины» (1968), «Умирал ямщик» (1978), «Товар лицом» (1982) писатель создал абсурдную ситуацию, и в то же время направить читательское сознание на размышление о важных проблемах мироздания.

Первым крупным произведением Н. И. Фотьева стала дилогия «Вы остаётесь за нас» (1974). Эта книга о жизни алтайской деревни 30-х – начала 40-х годов, о трудном военном детстве крестьянских детей.

Корни представлений о земле уходят в детство писателя. Когда началась война, семье было очень тяжело, и только благодаря матушке-природе выжили: ловили рыбу, понемногу охотились, работали в огороде. С тех пор автор твёрдо уверен, что земля-кормилица, поилица и врачевательница человека.

Почти во всех повестях писателя положительному герою противопоставлен «человек-хищник», смысл жизни которого заключается в удовлетворении собственных потребностей. Характер конфликта между естественным, природным и искусственным свидетельствует об уникальном жанровом единстве в творчестве автора.

Так, в повести «Глухой туман» (1982) туман – символ глубокого внутреннего разлада в душе главного героя Петра Агеича Малахова, который разочаровался во время таёжного похода в своём спутнике и близком друге Карбасове: «Ах, какой это был туман! И такая глушь от него! Такая тишина! Он обступал со всех сторон, напоминая густые кучевые облака, которые пробивает иной раз самолёт. Туман, казалось, чуть-чуть шуршал и пенился возле ушей, как парное молоко. Было в этом что-то таинственное и зловещее. Казалось, сделаешь шаг и провалишься в бездну». Но природа не враждебна по отношению к Малахову. Именно благодаря туману, герой, оказавшийся один среди ночи в лесу, сориентировался в пространстве и выбрался из тайги. Фотьев настойчиво напоминал, что человек и природа – единое целое.

Мысль об единстве всего сущего на земле прослеживается в повести «Шиповник» (1971). Человека Фотьев видит через природу, а природу- через человека. Главный герой повести Пашка Тримасов, бывший заключённый. Он настойчиво пытается понять своё предназначение в жизни. В финале повести он приходит к определённому миропониманию: «Пашкина жизнь вошла в берега». Тесную связь между миром природы и миром человека чувствует и сам герой повести. Он замечает, что «травы и деревья отряхнулись, разделись перед сном», а «белый, раздумчивый снег» будто бы «усыплял их».

Герой повести «За отчим порогом» Генка Осокин тоже живёт по законам природы. Рассказывая об уходе в город на учёбу, Фотьев обращает внимание, что он не просто оставил семью, а подобно растению, «отпочковался» от неё. Позже сам Генка придёт к мысли о единстве всего живого на земле. Возвращаясь домой, на каникулы, он замечает, что весна, как женщина-крестьянка, усердно выполняет нелёгкую работу: «Управилась весна со снегом, будто горячую страду отвела. Круглосуточно трудилась».

Главная героиня повести «Родительский день» Ирина Мерзликина, в судьбе которой прочитывается биография матери писателя, остро ощущает себя связующим звеном в цепи поколений. В родительский день, один из самых главных дней в её жизни, она думает не только о тех, кого уже нет в живых, но и о тех, у кого ещё всё впереди: «Нет, не может Ирина не думать о жизни и о смене молодой. После неё остаются дети и внуки, и ей не всё едино, какие они, как без неё жить будут. И теперь она не только ушедших вспоминает, но и сравнивает их с теперешними и не хочет, чтоб теперешние в чём-то уступали тем, кто жизнь для них поставил». В преддверии родительского дня героиня переживает особые чувства и, несмотря на преклонный возраст, находит в себе силы справиться с такой работой, которую в обычные дни ей делать в тягость.

Но не только Ирина Мерзликина, умудрённая опытом, вырастившая детей и внуков, мыслит себя звеном в непрерывной цепи поколений. Это ощущение знакомо и молодому Веньке Прохорову из повести «Горная малина» (1981). Для него каждый житель приисковой заимки продолжатель своего рода. Глядя на двоюродного брата Авдоньку, отец которого погиб на войне, Венька думает: «Нет Александра Пименова – дяди Сани. Война взяла. И всё же, как будто есть – вот он, в сыне своём, в Авдоньке».

Заслуживают внимания и очерки Николая Фотьева. О своих странствиях по рекам и речкам, подарившим много радостных ипамятных впечатлений, автор рассказывал в цикле очерков «Реки радости», «Жизнь как весна», «Земля, на которой я сто». Наполненные искрящимся юмором, уважением и любовью к землякам, к природе, ко всему живому, очерки отличаются необычайно простым, понятным, богатым народными словами и выражениями, образным языком. Фотьев – один из тех писателей, которые сочетали художественный талант с хорошим знанием языка народа.

Николай Иванович Фотьев скончался на 83-м году от сердечной недостаточности, так и не дождавшись публикации уже отредактированных в издательстве повестей «Юбилей» (2010) и «Поехали за орехами» (2010), в которых автор остался верным своим главным темам – поклонению природе и тревоге за судьбу российского села. Книги вышли в свет спустя несколько месяцев после смерти писателя.

 

Произведения Н. И. Фотьева.

Отдельные издания

Басни. Сатирические миниатюры / Н. Фотьев. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1969. – 95, [1] с.

В книгуизвестного дальневосточного баснописца и прозаика Н. И. Фотьева включены лучшие басни и сатирические миниатюры, в которых автор высмеивал лодырей, тунеядцев, зазнаек и приспособленцев.

Гусь на слете заявил:
- Я жалеть не буду сил,
План свой выполню вдвойне,
Пусть равняются по мне!
Сочтя примерным тот призыв,
О Гусаке взялась вещать
Лесная вся печать.
А он, уплыв к себе в залив.
И, схоронясь под сенью ив,
Лишь пил, да ел, да спал с похмелья,
Он чуть не умер от безделья.
Но был уверен, что о нём
Уже нельзя писать нелестно:
Ведь он объявлен повсеместно
Неугасимым «маяком».

 

Вы остаетесь за нас: роман, повести / Н. Фотьев. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1987. – 478, [1] с.

Автор был всегда уверен, что земля – это кормилица, поилица, врачевательница. Она способна вернуть человека к жизни, излечить его от духовных и физических недугов. Героиня повести «Родительский день» Ирина Мерзликина, в судьбе которой прочитывается биография матери писателя, вспоминая о тяжёлом военном времени рассуждает: «Как раздумаешься, почто не заболели, почто не умерли, так удивительно даже. Может, трава-то, она как лекарство была. Черемша, сказать – как чеснок вроде. А вместо воды, бывало, берёзовый сок пили. Да ещё из соку-то квасу наделаешь».

Но не только Ирина Мерзликина, умудрённая опытом, вырастившая детей и внуков, мыслит себя звеном в непрерывной цепи поколений. Это ощущение знакомо и молодому Веньке Прохорову, герою повести «Горная малина». Для него каждый житель приисковой заимки продолжатель своего рода. 

 

 

Глядя в корень: басни / Н. Фотьев. – Хабаровск: Кн. изд., 1980. – 64 с.

Зло и остроумно автор высмеивал непомерное самомнение, хамство, ханжество, глупость, лицемерие, подхалимаж и другие человеческие пороки. Он резко критиковал недостатки, которые мешали нашему обществу.

  

 

Житейский спор: басни / Н. Фотьев. – Благовещенск: Государственное производственно-коммерческое издательство «Зея», 1997. – 159, [1] с.

Трудно сказать, какой недостаток человеческой натуры не бичевал автор. Он критиковал не только порок русских, пьянство, но и скрытую пропаганду этого пагубного явления. Не секрет, что главной прибылью советской и постсоветской России всегда являлась продажа алкоголя. 

Иван, бутылку выставив к обеду,
Вздыхал: «Ох, губит водка русский люд!
А ей, как за великую победу,
Медали всякие дают».

 

 

Куриная карьера: басни и эпиграммы / Н. Фотьев. – Благовещенск: Кн. изд., 1962. – 39, [1] с.

Басни и эпиграммы Н. И. Фотьева – острые, затрагивающие злободневные вопросы современности. 

Говорили о Сороке:
- Длинный хвост, да ум короткий.
Она, скривив ехидно рот,
Цедила:
- Ошибаетесь глубоко,
Я докажу, что всё наоборот.
И… хвост обрезала Сорока.

 

 

Мой путь: Лирика. Стихи для детей. Басни. Сатирические стихи и миниатюры. Узелки / Н. Фотьев. – Благовещенск: Изд. ДальГАУ, 2002, - 216, [2] с.

В этой книге широко представлены, наряду с баснями и сатирическими миниатюрами, его лирика и стихи для детей.

Петя с Ваней в «стих» играли:
Слово к слову подбирали.
Петя говорит: - Окошко.
Ваня добавляет: - Кошка.
Петя говорит: - Немножко.
Ваня добавляет: - Мошка…
И в конце-концов у них,
Вот какой сложился стих:
«Села кошка у окошка
И задумалась немножко.
А на нос ей села мошка.
Кошка мошку – лапкой хлоп,
 Не мешала думать, чтоб!» 

 

 

Мужчина в доме: повесть и рассказы / Н. Фотьев. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1971. – 189, [3] с.

Данный сборник включает повесть «Шиповник» и семь рассказов. Их объединяет общность темы, созревание и проявление характера мужчины, хозяина, кормильца и защитника. В повести автор рассказывает о нелегкой судьбе молодого человека, нашего современника, который стремится найти своё единственное место в жизни.

 

  

На законном основании: басни / Н. Фотьев. – Благовещенск: Амурское кн. изд., 1963. – 39, [1] с.

Автор в этих произведениях вскрывал самые безобразные явления советской действительности.

Свинья была в оранжерее
И там такое натворила,
Что выгнали её в три шеи –
И в суд (не суй куда не надо рыло!)
Она визжит: «Как можно так-то?!
Ни чуткости, ни выдержки, ни такта!
Хватают, судят, в душу не вникая!
А разве виновата я?
Натура у меня такая,
Такой характер у меня.
Я жертва пламенных страстей,
У них с рассудком нет единства…»
Свинья-то что. Немало и людей
Так защищают всяческие свинства.

 

Поехали за орехами: повести / Н. Фотьев. – Благовещенск: ООО «Издательская компания «РИО», 2010. – 303, [1] с.

В повести «Поехали за орехами» автор остался верен своей главной теме – поклонение матери-природе. Писатель не переставал утверждать, что природа исцеляет человеческие души, вселяет в них гармонию и покой. Не упуская ни малейшей детали, с глубоким знанием дела, писатель рассказал и о том, как нужно собирать орехи: «Хорош кедр, а тут ещё и рядом стоит почти такой же братец. И чтоб не лазать дважды, надо тянуть за собой на бечёвке подлинней жердину и, взобравшись, орудовать ею во все стороны. Обработал боковые сучья и вершинки и до соседа доставай, прогоняй и с него шишки. Вот так за один лаз, глядишь, мешка два и насшибаешь».

Вторая повесть, «Юбилей», на первый взгляд может показаться далёкой от главной фотьевской темы – темы природы. Писатель рассказывал в предисловии: «Эта повесть о том, как во времена Хрущева, Брежнева и Суслова «поднимали» сельское хозяйство, «догоняли» Америку и воспитывали нового человека». На страницах этой повести автор занимает позицию человека, не желающего мириться с изъянами системы управления в государстве. Главный герой повести, молодой зоотехник Алексей Лузин, возмущен, что планы и директивы относительно севооборотов, методов и сроков уборки урожая спускаются «сверху» теми, кто мало разбирается в сельском хозяйстве.

 

Претензии нет: басни, эпиграммы / Н. Фотьев. – Хабаровск: Кн. изд., 1965. – 71, [1] с.

Героями басен и эпиграмм являются люди, предметы и явления природы.

На сцене у зверей пьеса шла,
И неожиданно беда случилась:
В последнем акте статуя была,
Она упала и разбилась.
Как быть? Спектакль нельзя остановить.
И дело выдумка спасла:
Решили вместо статуи поставить
Живого, настоящего Осла.
Осёл стоять был должен без движений,
Чтоб даже ухом шевельнуть не смел.
Несложный кодекс этих наставлений
Осёл, хвала ему, уразумел.
Спектакль окончился. Творцам его почёт,
Летят цветы, несётся: «Браво!.. Браво!..»
Осёл всё это принял на свой счёт
 И важно кланялся налево и направо. 

 

Реки радости: очерки / Н. Фотьев. – Хабаровск: Кн. изд., 1976. – 143, [1] с.

В очерках автор рассказывает об Амурской области, рисует яркие и красочные картины природы, знакомит читателя с растительным и животным миром Приамурья.

 

 

Те далекие времена: рассказы / Н. Фотьев. – Благовещенск: Хабаровское кн. изд. Амурское отд., 1968. – 223, [1] с.

Действие его рассказов происходит в Сибири и на Дальнем Востоке. Они интересны глубоким раскрытием внутренней жизни героев, людей самой разнообразной судьбы, тонким и поэтичным описанием родной природы, своеобразным сочетанием лирики и мягкого юмора.

  

 

Из публикаций в периодической печати и сборниках.

 

Артист. Пень. Верная опора. Жертва славы. Элита. Обоюдная польза: басни / Н. Фотьев //Дальний Восток в поэзии современников / ред. А. Лобычев. – Владивосток: Дальневосточное кн. изд., 1990. – С.335-338.

 

Басни и сатирические стихи / Н. Фотьев // Амур: литературно-художественный альманах: №3 / гл. ред. В. М. Ступников. – Благовещенск: Изд. БГПУ, 2004. – С.7-10.

 

В степи за Зеей: очерк / Н. Фотьев // Приамурье мое 1970: литературно-художественный сборник. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1970. – С.122-171.

 

Верхние улицы: очерк / Н. Фотьев // Приамурье мое – 1975: литературно-художественный сборник. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1976. – С.200-212.

 

Горная малина: рассказ / Н. Фотьев // Приамурье мое – 1971: литературно-художественный сборник. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1971. – С.121-152.

 

Детство Осокиных: повесть / Н. Фотьев // Приамурье 1972: литературно-художественный сборник. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1972. – С.10-135.

 

Из лирики последних лет. Из новых басен. Что было, то было (По мотивам первых лет перестройки), Миниатюры / Н. Фотьев // Приамурье-2008: литературно-художественный альманах / ред.-сост. В. Г. Лецик, И. Д. Игнатенко. – Благовещенск: Амурская областная общественная организация: Издательская компания «РИО», 2008. – С.38-51.

 

Избушка: очерк / Н. Фотьев // Приамурье мое -1983: литературно-художественный сборник. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1983. – С.248-275.

 

Стихи / Н. Фотьев // Приамурье 1997: литературно-художественный альманах / ред.-сот. В. Г. Лецик. – Благовещенск: Государственное редакционно-издательское малое предприятие «РИО», 1997. – С.7-21.

 

Стихи, басни / Н. Фотьев // Приамурье 2000: литературно-художественный альманах: №4 / ред.-сост. В. Г. Лецик. – Благовещенск: ООО «Издательская компания «РИО», 2000. – С.47-48.

 

Стихи и сатирические миниатюры / Н. Фотьев // Амур: литературно-художественный альманах: №6 / гл. ред. А. В. Урманов. – Благовещенск: Изд. БГПУ, 2007. – С.2-3.

 

Тимофеев берег. Легкий человек. Умирал ямщик: рассказы / Н. Фотьев // Приамурье мое -1979: литературно-художественный сборник. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1979. – С.58-98.

 

Шиповник: повесть / Н. Фотьев // Приамурье 1969: литературно-художественный сборник. – Благовещенск: Амурское отд. Хабаровского кн. изд., 1969. – С.177-216.

 

 

 

Литература о жизни и творчестве

Бобошко, Александр. Амурский баснописец празднует свой юбилей / А. Бобошко // Амурская правда. – 2007. – 20 декабря. – С.23.

Воронков, Алексей. Реки радости Николая Фотьева / А. Воронков // Благовещенск. – 2002. – №52. – С.13.

Галуза, О. Ю. Областная лексика в произведениях Н. Фотьева как средство создания местного колорита / О. Ю. Галуза // Амурский краевед. – 1995. - №1. – С.43-50.

Маликов, А. Узелки Николая Фотьева /А. Маликов // Амурская правда. – 2003. - №18. – С.8-9.

Назарова, И. С. Жанр басни в творчестве Н. И. Фотьева / И. С. Назарова // Материалы 53-й научно-практической конференции преподавателей и студентов. В 3-х ч. Ч.3. – Благовещенск: Изд. БГПУ, 2003. – С.117-123.

Филоненко, Александр. Не покривить душой: интервью с Н. И. Фотьевым / А. Филоненко // Амурская правда. – 1987. – 20 декабря. – С.4.

Черкесов, В. «Пришла пора определений» / В. Черкесов //Дальний Восток. – 2010. – С.217-222.

 

Материал подготовлен библиографом «Центральной» библиотеки Дружиной Г. В.