Меню

Повный Станислав Петрович

 

(20.05.1935-5.03.2012)

 

«Пью я из ковша Большой Медведицы звёздное парное молоко…» - эти строчки мальчишки в военной форме зацепили военного корреспондента, поэта Константина Симонова. Полистал записную книжку и удивился: «Ну, если жив останешься, если война тебя не испортит, то из тебя может что-то получиться». Он тогда сказал мне: «Если ты забудешь своё военное детство и бросишь военную тему в своём творчестве, писателем не будешь».

Станислав Петрович Повный — член Союза писателей России с 2004 года, поэт и прозаик. Автор более десятка книг поэзии и прозы.

Он родился 20 мая 1935 года на Украине.

Я родился в метели вишнёвые,
Майским днём, в соловьином краю.
Приднепровские рощи кленовые
Колыбель укрывали мою.

Отец его был шахтёром. Мать работала продавцом в магазине, воспитателем в детском саду. Однако в детстве Станислав Петрович садик не посещал: не вынесла его «свободолюбивая душа ни коллективного купания в речке, ни послеобеденного сна». Родители, хоть и жили небогато, вынуждены были нанять няню, о которой Станислав Повный вспоминал с особой теплотой: «Ей, доброй и ласковой тёте Варе, я всю жизнь буду благодарен за её заботу о моём детском благополучии, а главное - за то, что о душе моей радела. Вечерами, а то и днём, когда погода была ненастная, книжки она мне читала и песни пела. Так что я ещё ни писать, ни читать не умел, а стихи Пушкина и Шевченко с её голоса наизусть заучивал. Тогда и завладела поэзия моей душой, а через годы стала частью моей жизни».

Счастливая пора детства была для Станислава Петровича недолгой. Её оборвала война. В 1941 году Станиславу Повному было 6 лет. Отец добровольцем ушёл на фронт, а он с матерью и старшим братом Олегом, которому тогда было 13 лет, должны были эвакуироваться в тыл страны. На Донбассе они попали в окружение и дальше двигаться не смогли. Пришлось остановиться в близлежащем селе. В оккупации они прожили почти полтора года, и хоть Станислав Петрович был тогда очень мал, на всю жизнь запомнил он ужасы жизни в оккупации, издевательства фашистов над местным населением. В феврале 1943 года одна из частей советской армии дерзким налётом выбила фашистов из села, и семью Повных успели вывести на свободную от захватчиков территорию. Станислав Петрович с матерью и братом Олегом несколько месяцев прожили в Казахстане. В августе 1943 года началось возвращение эвакуированных в родные места. В эшелон, в котором находилась семья Повных, напали немецкие бомбардировщики. Спасаясь от налёта, люди выпрыгивали из вагонов и убегали дальше от железнодорожного полотна. Убежали в степь и братья, а когда после бомбёжки вернулись к эшелону, не смогли найти мать. Несколько дней скитались мальчишки по кубанской степи, пока их не подобрали солдаты артиллерийского полка. Уже в зрелом возрасте, обращаясь памятью к страшному тому лихолетью, Станислав Петрович писал:

Нет, я в те годы не учился в школе
И не пускал по лужам корабли –
Хлебнувшего сиротской горькой доли,
Меня солдаты сыном нарекли.
Да, я был мал, хоть и горел отвагой,
И не ворвался в майскую зарю,
Чтоб расписаться на стене рейхстага.
И всё-таки по праву говорю:
«Я каждой клеточкой тела, каждым нервом,
Всей памятью своей и всей душой
Сегодня там, в суровом сорок первом
И в сорок пятом, мёртвый и живой!»

Вот так и стал он сыном полка. Поставили их с Олегом на полное довольствие до тех пор, пока не разыщется мать. Этот поиск затянулся почти на два года, а братья со своим полком прошли путь от Кубани до берегов Дуная. На фронтовых дорогах они видели, как мужественно наши солдаты сражались с врагом, видели следы страшных зверств фашистов, отступающих под натиском войск советской армии.

В конце 1944 года начались бои за освобождение столицы Венгрии – Будапешта. Когда однажды была оборвана связь командного пункта полка с передним краем, шестнадцатилетний Олег вызвался выполнить это задание и наладить связь. Командир полка долго не соглашался, так как уже погибло несколько связистов. А когда согласился, то запретил Олегу брать с собой младшего брата. Однако девятилетний Станислав тайком от всех пошёл вслед за братом. Катушку с проводом связи братья до переднего края дотянули, но вернуться в полк не смогли: их накрыл миномётный огонь противника. Олег погиб. А Станислав в результате тяжёлого ранения лишился зрения. Последнее, что он видел в жизни, был столб огня, от которого во все стороны разлетелись искры. В тот страшный декабрьский день 1944-го года сыну полка Станиславу Повному исполнилось всего девять с половиной лет. Потом наступила кромешная темнота – на всю оставшуюся долгую жизнь… Четыре месяца он провёл в госпитале, а ещё через два месяца, в августе 1945 года, нашлась его мать. Командир полка сам отвёз мальчика домой. «Потом были спецшколы для незрячих детей в Днепропетровске и Костроме, где я, чтобы наверстать упущенное дважды перескакивал через классы, а с восьмого класса перешёл в обычную школу, которую закончил с Золотой медалью в 1956 году», - вспоминает Станислав Петрович. Затем были годы учебы на историческом факультете Ужгородского Государственного университета, там Станислав Повный приобрёл много новых друзей, много писал, публиковался в разных изданиях. Там встретил свою первую и единственную любовь:

И как я счастлив был, родная,
Когда в осенней тишине,
Моей любви не отвергая,
Ты протянула руку мне.
Я тех мгновений не забуду,
Вся жизнь теперь полна тобой,
Моё свершившееся чудо,
Бесценный алый парус мой.

На Амур Станислав Повный с женой отправились по распределению после университета в 1961 году – сами так захотели, «романтиками были» и никогда об этом не пожалели. Работал учителем истории в железнодорожной школе города Шимановска Амурской области. В 1968 году Станислав Петрович вместе с семьёй переехал в Благовещенск. Более 20 лет он преподавал общественные дисциплины в Амурском строительном техникуме.

Станислав стал сочинять стихи в ранней юности, и однажды попал на семинар-совещание молодых литераторов, одним из руководителей которого был писатель-фронтовик Константин Симонов. Тот, можно сказать, благословил бывшего сына полка на творчество: по его рекомендации подборка стихотворений молодого поэта была напечатана в газете.

Поэзия и проза Повного объединены темой Великой Отечественной войны, пришедшееся на детство автора. 

Давно ушла в историю война.
Вы видите её лишь на экранах.
А в памяти моей живёт она,
 Как с детства незалеченная рана. 

Поэт осмысливает национальную трагедию страны с точки зрения вечных ценностей. Особенно важна тема памяти и забвения, которую автор раскрывает в образе безымянных могил. 

Могилы безымянные… Они
Разбросаны от Волги и до Шпрее,
И нет надгробий мраморных на них,
 Трава лишь в мае щедро зеленеет. 

Образ безымянных могил, пропавших без вести солдат, является как бы заклинанием из стихотворения Константина Симонова «Жди меня» дождаться солдата с войны. Безымянность могил, разбросанных по всей России, взывает к памяти о столь масштабной национальной катастрофе. 

А кто там спит – отец ли, сын ли, брат –
Нам не узнать в печали бесконечной,
Но то, что каждый был из них солдат,
Запомнили народы, и навечно.
Запомнили, как сквозь огонь и дым
Дорогами войны они шагали
И как в боях бессмертием своим
 От смерти жизнь надежно заслоняли. 

Мотив памяти, которое пронизывает чувство живых перед павшими, невозможность забвения подвига русского народа. Этот мотив звучит в следующих стихотворениях Повного: «Обелиски», «Продолжение атаки», «Моим отцам», «Фронтовик», «Кипрей», «Фронтовикам опять весной не спится», «Память».

Проходят годы и десятилетья,
Но мы остались памяти верны
И, как сумели, рассказали детям
О том, о первом утре без войны.
Пускай они по жизни эту память,
Как знамя, как святыню пронесут.
И мир, добытый в сорок пятом нами,
Для новых поколений сберегут.

Особая тема творчества автора – дети военного времени. Одни из них прошли через эвакуацию, другие испытали на себе ужас фашистского режима на оккупированной территории. Но есть и особая категория подростков того времени – это дети, которые по разным причинам оказались на фронтовых дорогах, становясь сынами полков. Их героические подвиги воплотились в автобиографической повести «Моя война». Это книга о том, как в годы военного лихолетья автор, будучи ребёнком, потерял родителей и с артиллерийским полком прошёл путь от Северного Кавказа до берегов Дуная. Как потерял зрение… Оборванное, опалённое войной детство, незаживающие физические и душевные раны – такова тема повести.

«Тот воскресный день, 22 июня 1941 года, запомнился мне во всех подробностях», – так начинается захватывающее повествование о военном пути, который прошёл автор. Перед нами проходят картины эвакуации, когда растерянные люди, толком ничего не понимая, испытывая страх перед неизвестностью, вынуждены оставлять родные места». Автору тогда было шесть лет, но он хорошо всё помнит. Помнит, как отец добровольцем ушёл на фронт, как плакала мать, как переживала бабушка… А главное, помнит людей, которые помогали им в трудные минуты, делясь последним. Именно благодаря им семья Повных, как и тысячи других семей, смогла выжить.

Он с мамой и братом не успели уйти подальше от войны. В оккупации Станислав впервые увидел зверства фашистов, как евреев целыми семьями заталкивали в душегубку, «газовую камеру на колёсах». «У меня до сих пор перед глазами страшная картина: маленький мальчишка стал ползать на коленях и просить, чтобы его не толкали в машину. Немец поднял его за шиворот, нажал на шею так, что у того вывалился язык. Потом вытащил из кармана платок и вырвал у него язык».

Повесть «Моя война» не документальное повествование, а художественное произведение, основанное на реальных событиях, в чём несомненное достоинство книги.

Из повести узнаём не только о судьбе автора и нравственном становлении его личности, но и о том, что двигало нашими соотечественниками, когда они, не жалея своей жизни, шли в бой.

Моя тропа – судьба моя крутая,
Но я другой, признаться, не искал.
Иду по ней, за вами поспевая,
Беря за перевалом перевал.
Пусть нелегко мне каждый шаг даётся
И пусть к мечте дорога далека,
Но я иду, иду навстречу солнцу,
Взвалив себе на плечи облака.
В движенье этом – суть моя и правда.
Вот почему я верю: впереди
Сияет вдохновляющее завтра,
И я обязан до него дойти.

Стихи Повного о войне – это прежде всего стихи о настоящих людях, сильных, мужественных и добрых. Именно это качество русского человека – в любых, даже самых сложных обстоятельствах, оставаться человечным и милосердным. 

В госпиталь из санбата
утром меня свезли.
Вскоре туда солдаты
Бдить под окно пришли.
Спрашивали, узнавали:
«Как он там, наш сынок?»
Военврачи вздыхали:
ждите, мол, нужен срок…

В стихотворениях на антивоенную тему автор подчёркивал античеловеческую суть войны, которая стирает границы добра и зла, обесценивает человеческую жизнь.

Я клялся, что жизнь и юность
Народу отдам сполна,
Чтоб в мире большом подлунном
Исчезла навек война…

Именно так и продолжается жизнь, продолжается общая судьба народа и общее дело людей. Именно так и должны переходить от родителей к детям самые значительные, самые важные понятия:

И знаю я: тем огненным годам
Не раствориться и не кануть в Лету.
О них я сыну память передам,
Как мужества и славы эстафету.

Станислав Повный - человек с такой трудной судьбой не очерствел, не стал равнодушным. Он более трёх десятков лет тесно сотрудничал с пограничниками, без его участия в Погрануправлении не проходили ни одни торжественные мероприятия. Он много писал: повесть в рассказах «У границы строгое лицо», созданный в соавторстве с амурским композитором Николаем Лошмановым сборник песен «Песня в зелёных погонах» (1994), сборники стихотворений «Берегите солнце» (1997), «Любовь моя граница» (2002), «В кругу друзей» (2003), «Пока жива любовь» (2004). Поэт удостоен почетного знака «Граница России – Дальний Восток» за свои стихи и дружбу с пограничниками.

У границы строгое лицо,
А душа бесхитростно простая,
И она не терпит подлецов,
Трусости и фальши не прощает.

Возведя достоинство в закон,
Люди долгу здесь верны без меры,
 И для них зелёный цвет погон –
Символ чести, совести и веры.

Окунувшись в ночь, Россия спит,
Нас своим дыханьем согревая,
А на вышке часовой стоит,
 Мирный сон её оберегая. 

Говорят, что так бывает всегда: если природа что-то недодаст человеку, то этот недостаток обязательно будет компенсирован каким-либо достоинством. Вот так и в случае с Повным. Природа не только щедро одарила его талантом, но и дала какое-то особое душевное зрение, которое помогает ему, незрячему, видеть окружающий мир, чувствовать малейшие изменения природы. Особенно остро ощущаешь это, когда читаешь его многочисленные стихотворения о природе Приамурья, давно ставшего ему родным:

Украинские песни и русские
Зазвучали во мне, как одна,
Ты их слушай, раздолье амурское.
Дорогая моя сторона!

Мотив малой родины, родного Приамурья, города, в котором жил автор. Впитывая живительные соки своей малой родины, мудрое древо поэзии растёт дальше вглубь и вширь. Нет городов плохих и хороших. Есть города свои и чужие. Сколько бы мы ни говорили о патриотизме, о любви к своей родине, большой и малой, за нею всегда конкретное: дом, улица, город…

В поздний час иду неторопливо
По знакомым улицам домой.
Словно море в тихий час отлива,
 Отдыхает ночью город мой. 

Поэт не просто видит внешние проявления жизни природы, он всем своим существом неразрывно связан со своей землей, с Приамурьем. Всё дорого автору в Амурском крае: «и зори рассветные, и причал, и его высота». И вот уже не просто теплота к родному краю слышится в его строчках, а неподдельные любовь и восхищение:

Золотое моё Приамурье!
Здесь и радуюсь я, и грущу,
На земле и в небесной лазури
Счастье искры всечасно ищу.
Нахожу их в ручьях говорливых,
В цвете маков и в пении зяблика,
Потому упиваюсь, счастливый,
 Терпким хрустом незрелого яблока. 

А в стихотворении «Признание» звучит признание в любви к родной Амурской земле.

Породнившись навек с тобою,
Я люблю с каждым днём сильней
И леса твоих новостроек,
И простор твоих полей,
Терпкий запах смолистой хвои
И тайгу, и Амур седой,
И бездонное, голубое
 Небо чистое над землёй. 

Обострённое восприятие автором окружающего мира, удивлённый взгляд и ожидание «взволнованного чуда».

От саранок до иван-чая
Все красно на коврах лугов,
И над сопками проплывает
Стаи белых облаков.
Пахнет донником, воздух звонок,
В рощах слышится птичий гам,
И над пашнями жаворонок
 Заливается по утрам. 

Для поэтического творчества автора характерна мелодичность, лиризм, искренность и душевная открытость стихов. 

Легко и ясно на душе,
И сердце радостью согрето,
Хотя кончается уже
Моё фиалковое лето.
О лето! Молодость моя,
Пора надежд, пора желаний,
Когда, дыханье затая,
 Я шёл дорогами исканий!   

Характерной составляющей лиризма Повного является свежая непринужденность переживаемых чувств. 

Небосклон такой высокий!
Глянешь – так светло кругом,
И весенний ветер щёки
 Лижет тёплым языком. 

Поэт чуток к изменениям внешнего мира, вызывающим живой отклик его внутренней жизни. 

Заполнил чарующий свет
Всю землю, а листья всё падают,
И осень, как друга привет,
 Меня и тревожит, и радует. 

Переживаемые поэтом впечатления не только непосредственны, но и устойчивы, существуют как постоянные жизненные ощущения. 

Что ж, пусть сиреневой весне
Уже не цвесть в душе поэта,
Но будет жить всегда во мне
Моё фиалковое лето.

Зримая картина осенней природы встаёт перед нашим воображением благодаря эпитетам и сравнениям из стихотворения «Роняют клёны жёлтую листву»:

Роняют клёны жёлтую листву,
Прохладой тянет от озёрной сини,
И по утрам на жухлую траву,
Как серебро седин, ложится иней.
Смолкают птицы в роще за рекой,
Цветы теряют краски, увядая,
И облаков кочующая стая
Скитается над стынущей землёй.

А в стихотворениях, посвящённых зиме, находим много интересных сравнений: 

…Весь мир оделся в праздничный наряд.
Смотрю в окно, задумчиво мечтая.
Снежинки словно мотыльки летят
И на забор садятся белой стаей…
…А снег идёт, пушист и невесом,
Плывёт на город пухом лебединым…

Нас привлекает не столько острота восприятия окружающей жизни, сколько подкупающая искренность поэта:

Только знаю: с твоей судьбою
Связан каждый души росток.
Я живу и дышу тобою,
Мой любимый Дальний Восток!

В силу своей биографии Станислав Повный оказался поэтом устной традиции, воспринимающим слово на слух и стремящимся поэтому не к формальным изыскам, а к очевидности выражаемого смысла.

 

Произведения С. П. Повного

 

Отдельные произведения

Берегите солнце: стихи /С. Повный. – Благовещенск: Государственное редакционно-издательское малое предприятие «РИО», 1997. – 72 с.

Сборник стихов автора является своеобразным итогом поэтического труда поэта за многие годы.

Весна в тайге рассыпала саранки,
Запела чистым звоном родников,
И я уже в дорогу спозаранку
 Готов идти на властный этот зов

 

В кругу друзей: стихи разных лет /С. Повный. – Благовещенск: Буквица, 2003. – 111 с.

Автор посвятил стихи людям, дружба с которыми является для поэта источником жизненных сил и вдохновения. «Всё-таки жить, не видя мира, который тебя окружает да ещё писать о нём, - ох как не просто! Но повторяю: рядом со мной всегда друзья – верные, надёжные, бескорыстные. Это моя исповедь, и признание в любви к друзьям, в том числе и к моим читателям – отзывчивым и доброжелательным». 

Хотя иду по жизни без опаски,
Но чувствую в водовороте дней,
Как беспощадно все цвета и краски
Стирает время в памяти моей.

 

Дойду до Берлина: рассказы о юных героях /С. Повный. – Благовещенск: Буквица, 2008. – 116 с.

Маленькие судьбы большой войны. Эта одна из ключевых тем, которая близка автору. Дети войны, которым выпало несчастье в свои детские годы пройти все круги ада. А война это и есть ад, и не важно – большая она или малая. Где льётся кровь, где гибнут ни в чём неповинные люди – там и есть ад. В этой книге читатель прочтёт о маленьком герое Витьке Мостовом, который в свои четырнадцать лет совершает настоящий подвиг. Он похищает у немцев секретные документы и передаёт их советским разведчикам. Вы познакомитесь с судьбой Стёпки, сына лесничего, который стал проводником для летчика, чей бомбардировщик сбили немцы. А ещё узнаете о судьбах других мальчишек и девчонок, у которых война забрала детство.

 

Моя война: автобиографическая повесть /С. Повный. – Благовещенск: Буквица, 2005. – 304 с.

Эта повесть о двух подростках (автора и его старшего брата) в годы Великой Отечественной войны потерявшихся от семьи. На время поисков родителей семью им заменили солдаты артиллерийского полка, с которым ребята прошли путь от Северного Кавказа до берегов Дуная. «Так что хоть и не был я солдатом по причине малолетства, но пыли фронтовых дорог, порохового дыма, слёз и других ужасов наглотался с избытком, а в конце пути ещё и чужую землю окропил собственной кровью». 

 

 

Пока жива любовь: стихи /С. Повный. – Благовещенск: Буквица, 2004. – 64 с.

В этой поэтической книжке собраны стихи о любви. Простые, безыскусные, идущие из самой глубины сердца. 

В моей руке лежит твоя рука,
Доверчивая, теплая, родная.
Я в мыслях уношусь за облака,
Когда её в своей руке сжимаю.

 

Происшествие: поэма /С. Повный. – Благовещенск, 2003. – 12с. 

Эта книга о границе. Поэма о мужественных пограничниках, о доброте и преданности, о долге и чести. 

Семь месяцев на заставе
Евгений во всё вникал,
Солдат гонял по Уставам,
Учил их, тренировал.
Его же судьба – граница,
И он не изменит ей.

 

 

У границы строгое лицо: повесть в рассказах /С. Повный. – Благовещенск: Государственное редакционно-издательское малое предприятие «РИО», 1994. – 152 с. 

Цикл его рассказов о пограничной службе. Автор ярко и убедительно рассказывает об обычном. Но не об отвлечённом, а о том, которое помогает видеть жизнь прекрасной. Преследование нарушителя границы и добрый мягкий юмор в рассказе «Ночная погоня», помощь мальчику, которого уносила льдина, и импровизированный концерт для «героев дня» в рассказе Моржи», доверительные и в то же время сложные отношения между «отцами и детьми» в рассказе «День рождения с утра до вечера», всему этому веришь, потому что это не выдумано.

 

 

Из публикаций в периодической печати и сборниках

Осенняя рапсодия: стихи/С. Повный//Приамурье – 2008: литературно-художественный альманах / ред.-сост. И. Д. Игнатенко, В. Г. Лецик. – Благовещенск: Амурская областная писательская организация: Издательская компания «РИО», 2008. – С.182-187.

 

Память. Осенняя дума. Снегопад. Березок юных не ломай…: стихи /С. Повный // Приамурье мое – 1974: литературно-художественный сборник. – Благовещенск: Амурское кн. изд. Хабаровского кн. изд., 1974. – С.264-266.

 

«Помню тот бой и поныне…»: стихи /С. Повный // Приамурье - 2010: литературно-художественный альманах / ред.-сост. И. Д. Игнатенко, В. Г. Лецик. – Благовещенск: Амурская областная писательская организация: Издательская компания «РИО», 2010. – С.30-34.

 

Тебе. Листья подорожника: стихи / С. Повный // Приамурье мое – 1979: литературно-художественный сборник. – Благовещенск: Амурское кн. изд. Хабаровского кн. изд., 1979. – С.177-178.

 

Литература о жизни и творчестве

 

Ворошилова, Ирина. Мир он видит сердцем / И. Ворошилова //Амурская правда. – 2008. – 21 февраля. – С.11.

 

Зубарев, Иван. Всю жизнь оставаться бойцом / И. Зубарев //Аргументы и факты. Дальний Восток. – 2010. - №42. – С.3.

 

Повный Станислав Петрович // Энциклопедия литературной жизни Приамурья ХIХ – ХХI веков /составление, редактирование, вступ. Статья А. В. Урманова. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2013. – С.302-304.

 

Материал подготовлен библиографом библиотеки «Центральная» Дружиной Г.В.