Меню

«Прекрасное рождает доброе…»

Обзор подготовлен библиотекой имени Бориса Машука

 

«Живопись – это уникальный вид искусства, который с использованием красок наполняет мир очарованием, а души людей – добротой»

 

В наш век скоростей и информационных технологий люди стали меньше общаться, читать, посещать библиотеки, музеи и выставки.
2014 год объявлен годом культуры в России. Строятся новые дворцы культуры, открываются закрытые клубы, обновляются и пополняются фонды библиотек.
Книжный фонд библиотеки имени Бориса Машука содержит уникальные, великолепные альбомы русской живописи. И наша виртуальная книжная выставка познакомит читателей с книгами и альбомами по искусству.

Книжный обзор организован для ознакомления с фондом читального зала библиотеки им. Б. Машука, привлечения внимания читателей к литературе по искусству.

Обзор предназначен для удаленного пользователя, который не пришел в библиотеку и интересуется живописью. 

 

Раздел 1. Женский образ в живописи

 

«И прелести твоей секрет
Разгадке жизни равносилен»
Б. Пастернак

В искусстве существуют вечные темы. Одной из них является тема женщины. У   каждой эпохи свой идеал женщины, вся история человечества отражается в том, как люди видели женщину.

Женский характер всегда привлекал особое внимание художников. Созданные в портретном искусстве образы женщин несут в себе поэтический идеал в гармоническом единстве его душевных качеств и внешнего облика. По портретам мы можем судить как на внешность женщины, на ее душевный склад влияют общественные события, мода, литература, искусство и сама живопись.

Не составляет исключения и Россия. Девять веков русского искусства – это девять веков русской истории, смены поколений, систем правления; это 9 веков изменения привычек, обычаев, мировоззрения. Естественно, идеал женщины, женской красоты менялся в течение этого времени, что нашло отражение и в живописи.

Чем же интересны портреты? Разглядывая изображения людей, которые жили несколько лет назад, а может даже и несколько веков, мы видим историю человечества. Ведь художники являются современниками тех, кого изображают, а значит, в точности передают ту эпоху, давая историкам много дополнительной информации.

Живопись всегда старалась показать красоту человека. Портреты красивых женщин пробуждают светлые и романтические чувства, делают человека добрее и терпимее.

 

Первый отдел нашей виртуальной выставки «Прекрасное рождает доброе» начинается   с картин, созданных художниками XVIII века. В это время в русской живописи портрет играл ведущую роль. Именно в этом жанре русские художники достигли уровня европейской живописи. Одним из них был

Федор Семенович Рокотов (ок. 1732-1806)

Творчество Рокотова принадлежит к самым замечательным явлениям XVIII века; в своих портретах он сумел раскрыть внутренний мир, передать тончайшие переживания человека.
 Происходил художник из крепостных крестьян, но получил вольную. В 1750-х годах известность Рокотова была столь велика, что его пригласили написать портрет наследника престола – великого князя Петра Федоровича, а в 1760-е годы он пишет два портрета императрицы Екатерины II. Каждый портрет Рокотова – это прежде всего чувство, воплощенное гибким и богатым языком живописи. Описания их не в силах передать скольжение света на гладкой эмалевой поверхности, красоту и движение цвета, то мерцающего в глубине, то прорывающегося приглушенным жаром, едва уловимые переходы одного полутона в другой, затягивающий сумрак фона, из которого, словно наплывом, возникают лица его героев. 

 

 

 

Особой одухотворенностью отличаются рокотовские женские портреты. Пленителен образ юной А.П. Струйской (1772),  он приковывает внимание зрителя. Эти необыкновенные глаза, чуть удлиненные, как бы прищуренные, такие загадочные и живые, заставляют вглядываться в портрет вновь и вновь. 

 

 

 

 

Замечательному портрету уже в XX веке посвятил стихотворение поэт Николай Заболоцкий:

Любите живопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.
Ты помнишь, как из тьмы
былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова

Смотрела Струйская на нас?
Ее глаза – как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза – как два обмана.
Покрытых мглою неудач.
Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.
Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дня души моей мерцают
Ее прекрасные глаза.

Особенно интересна судьба Александры Струйской. 18-ти лет от роду она была просватана за богатого, дикого и сумасбродного помещика, который славился своими странными причудами. К свадьбе Струйский готовился долго и торжественно. Известнейшему в те годы живописцу Федору Рокотову были заказаны парные портреты - Струйского и его невесты.

Вот и Струйская. Она была ангельски мила и приветлива. В отличие от многих известных красавиц своего времени - княгини Орловой, графини Санти, княгини Голициной красота Струйской несла в мир добро и любовь. Это притягивало и притягивает к ней всех. 

Другим крупнейшим русским портретистом второй половины XVIII века был

Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735-1822), художник, быть может, не столь утонченный, как Рокотов, но более многогранный.

Целую эпоху вмещает в себя творчество «вольноотпущенного портретиста» Д.Г. Левицкого. Он создал галерею портретов, необыкновенных по своей проникновенности, свежести и воздушности. Достаточно вспомнить его живописную сюиту из семи портретов «Смолянки» (1772-1776), посвященную выпускницам Смольного института.

Заказ на портреты он получил от И.И. Бецкого, помощника и советника императрицы Екатерины II. В целях воспитательных художник должен был представить просвещенному обществу результаты педагогических усилий императрицы – воспитанниц Смольного пансиона, особенно ею покровительствуемого. Пансион, организованный в 1764 году, был задуман как закрытое учебное заведение, в котором девушки получали образование и навыки светского обхождения.

 

 

Левицкий написал тех смолянок, которых особенно отличала императрица. Среди них выделяется портрет Екатерины Нелидовой. В портрете Нелидовой передано единство игрового начала и состояния души: неподдельной веселости и искреннего увлечения. Чистые глаза, нежная, немного задорная улыбка, легко и грациозно отодвинутая вперед ножка в жемчужном башмачке – чем не Золушка, впервые очутившаяся на балу, вся в предвкушении чуда и счастья? Кажется, еще мгновение – и появится прекрасный принц, зазвучит томный клавесин, и она, не прекращая улыбаться, начнет свой менуэт...

По оценкам современников, она не уступала в мастерстве профессиональным актрисам. Нелидова не была красавицей, но на сцене она преображалась, становилась необыкновенно обаятельной. 

 

О ней можно сказать словами Федора Тютчева:

Земное ль в ней очарованье
Иль неземная благодать?
Душа хотела б ей молиться,
А сердце рвется обожать... 


 

 

Значительный портретист XVIII века 

Владимир Лукич Боровиковский (1757 – 1825) лучшие лирические образы создал под влиянием пришедшего тогда в искусство и литературу нового направления – сентиментализма. Передать тихую мечтательность, тонкие переживания и модную в то время чувствительность особенно удавалось художнику в замечательных женских портретах. 

 

 

 

 

Боровиковский создает свой тип женского портрета. Художник не стремится к разнообразию композиционных приемов: как правило, это полуфигуры женщин, опирающихся на постамент, изображенных на фоне паркового ландшафта. Варьируя с теми или иными отклонениями это решение, художник сосредотачивает внимание на лицах своих моделей и создает одухотворенные и поэтические образы. Таковы портреты Е.А. Нарышкиной, О.К. Филипповой, сестер Гагариных... Но даже среди этих прекрасных полотен выделяется особым лиризмом и красотой живописи портрет пленительно-загадочной и мечтательно-печальной Марии Ивановны Лопухиной 

В этом портрете художник воплотил представление своего времени о женской прелести. Прелести почти неземной и, как оказалось, недолговечной (Лопухина скончалась в возрасте двадцати двух лет). Но пока ничто не омрачает ее прекрасных черт – это подлинно гармоничный человек в расцвете красоты. Цветовое решение полотна продиктовано замыслом. Голубые, сиреневые, жемчужно-белые, золотистые тона – нет ни единого резкого акцента. Словно намекая на незримые нити, связывающие человека и природу, Боровиковский прибегает к перекличке цветов в передаче одежды и пейзажа: голубой пояс – голубые васильки, сиреневая шаль – сиреневая роза. Художник избегает угловатых форм, предпочитая плавные, круглящиеся линии. Ритмы спокойны – контурам фигуры вторят изгибы крон деревьев, колосьев, васильков; роза наклонена так же, как голова девушки. Живописный ландшафт полностью соответствует настроению мечтательной Лопухиной.

Яков Полонский написал проникнутое теплотой стихотворение «К портрету Лопухиной»:

Она давно прошла, – и нет уже
тех глаз
И той улыбки нет, что молча
выражали
Страданье – тень любви,
и мысли – тень печали...
Но красоту ее Боровиковский спас.
Так часть души ее от нас
не улетела;
И будет этот взгляд и эта
прелесть тела
К ней равнодушное потомство
привлекать.
Уча его любить – страдать –
прощать – молчать...

 

Историю женского портрета продолжают художники XIX века. И одним из первых среди них является, безусловно,

Карл Павлович Брюллов (1799-1852) гениально сочетающий в своем творчестве классические каноны с романтическими веяниями.
Брюллова называли Карлом Великим, его любили Пушкин, Гоголь, Белинский, Герцен. Человек в картинах Брюллова горд и прекрасен. «У Брюллова является человек для того, – писал Гоголь, – чтобы показать всю красоту свою, все верховное изящество своей природы».

 

 

 

Перед нами именно такой портрет. «Всадница» (1832) –под этим названием известно нам это блистательное полотно. «Жованин на лошади», – называл картину сам Брюллов. Жованин – это Джованина Паччини, приемная дочь графини Юлии Павловны Самойловой. Девочка в розовом платье, выбежавшая на террасу и с восхищением глядящая на всадницу, – Амацилия Паччини, вторая приемная дочь Самойловой.

Брюллов поставил перед собой задачу написать большой конный портрет, используя мотив прогулки, что позволяет передать фигуру в движении.
Джованине только четырнадцать лет, но у нее бесстрастное лицо, как у настоящей светской дамы. Она полна невыразимого очарования и грации. Передавая прелестные черты юной всадницы, осязаемую красоту животных, пейзажа, тканей, художник

воспевает полноту и радость бытия. Вздыбившийся конь, устремившаяся навстречу всаднице девочка, блики солнца на затененных дорожках парка – всевносит в картину порыв, взволнованное движение, отличающие эту композицию от статичных, нарочито построенных парадных портретов предшествующей поры.

Образ очаровательной Джованины Паччини как нельзя лучше соответствует женскому образу, воспетому А.С. Пушкиным в стихотворении «Красавица»:

Все в ней гармония, все диво,
Все выше мира и страстей;
Она покоится стыдливо
В красе торжественной своей;
Она кругом себя взирает:
Ей нет соперниц, нет подруг;
Красавиц наших бледный круг
В ее сиянье исчезает.
Куда бы ты ни поспешал,
Хоть на любовное свиданье,
Какое б в сердце не питал
Ты сокровенное мечтанье, –
Но, встретясь с ней,
смущенный ты
Вдруг остановишься невольно,
Благоговея богомольно
Перед святыней красоты.

 

Галерею женских портретов русских художников продолжает картина крупнейшего живописца второй половины XIX века

Ивана Николаевича Крамского (1837-1887), которая, на первый взгляд, не укладывается в представление о творчестве художника-демократа.

Сердце и мысль – вот что более всего ценил Крамской в картине. На передвижных выставках он чаще всего выступал как автор мужских, очень скупых по цвету и строгих по композиции портретов. И вдруг – «Неизвестная»

Молодая, прекрасная, одетая со всей роскошью моды женщина едет в коляске по зимнему Петербургу. Сбоку остается Аничков мост, покрытый снегом. Перспектива Невского проспекта тает в морозной дымке. На фоне светлого неба четко смотрится гордо откинутая голова красивой дамы, сознающей свое обаяние. Спокойно, холодно взирает незнакомка на окружающих. Во взгляде некая надменность, подчеркнутая горделивой осанкой.

Кто она, «Неизвестная» Крамского? Светская дама? Актриса? С кого писал художник эту женщину? Может, образ красавицы просто родился в воображении живописца? Даже Репину, близкому знакомому Крамского, ничего не было известно о ее прототипе, хотя следует отметить, что Репин называл это произведение портретом, а не картиной. Надменность, красота и тайная грусть «Неизвестной» для некоторых ассоциируются с образом Анны Карениной, созданным Л.Н. Толстым.

Трудно сказать, кого изобразил Крамской на своем полотне. Бесспорно одно – художник явно любовался своей героиней. Никогда еще Крамской не писал такого многокрасочного, сияющего портрета, никогда не выписывал с такой любовью переливчатый блеск бархата, мягкий ворс меха, атласную поверхность лент и сверкание золотых браслетов.

И мы с удовольствием смотрим на гордую красавицу, восхищаясь живописным мастерством Крамского. Белое страусовое перо и светлый шелк, которым подбита бархатная шапочка, оттеняют свежее смуглое лицо. Синий бархатный костюм, украшенный мехом и лентами, хорошо гармонирует с золотистого цвета кожей, обтягивающей сиденье экипажа. Мягкие, плавные линии фигуры полны грациии изящества. И только в огромных, полуприкрытых длинными, пушистыми ресницами глазах притаилась грусть.

Эти глаза сверкают, как звезды, и в их сиянии чудится блеск непролитых слез. Как знать, возможно, за внешним сиянием красоты и роскоши скрывается трагедия души, погубленной высшим светом, и образ «Неизвестной» Крамского перекликается с женским образом, созданным М.Ю. Лермонтовым в стихотворении

«Как луч зари, как розы Леля...»:

С людьми горда, судьбе покорна,
Не откровенна, не притворна.
Нарочно, мнилося, она
Была для счастья создана.
Но свет чего не уничтожит?
Что благородное снесет,
Какую душу не сожмет
И чьих не обольстит очей
Нарядной маскою своей?



 

 

Период конца XIX – начала XX веков, названный в русском искусстве серебряным веком, выдвигает новые задачи, новые направления и, соответственно, новые имена в живописи. Одна из центральных фигур искусства рубежа веков –

Валентин Александрович Серов (1865-1911), крупнейший художник, автор более двухсот портретов. 

 

 

 

 

В состоянии восторга и упоения, чувствуя в себе молодые силы и задор, пишет Серов один из своих шедевров – «Девушку, освещенную солнцем» 

Девушка на картине – это Маша Симонович, двоюродная сестра художника. Серов стремится передать очарование мимолетного и сиюминутного, одного мига жизни, наполненного сверкающими красками бытия.

Девушка сидит у ствола старого дерева, на ее тонкой, нежной коже восхитительно и волшебно играют солнечные зайчики, и необычайно преображает всю ее молодую стройную фигуру колышущаяся масса тени к света. Спокойный взгляд ее лучистых голубых глаз, нежный румянец симпатичного, доброго лица, уютная поза отдыхающего человека – все это как бы внушает зрителю чувство умиротворенности, дает ощущение гармонии, красоты каждого мгновения жизни.

И.Э. Грабарь, художник, искусствовед, реставратор, уже после смерти Серова написал о «Девушке, освещенной солнцем»: «Эта вещь до такой степени совершенна, так свежа, нова и «сегодняшня», что почти не веришь ее дате – 1888 году... Эта вещь была создана в минуту необычайного подъема, в редчайшем и подлиннейшем творческом экстазе...»

Картине Серова созвучны строки русского поэта-символиста Константина Бальмонта из стихотворения «Жемчуг»:

Ты светлая радость воздушного сна,
Восторг, но восторг
не влюбленный.
Ты мне на мгновенье, как сказка, дана,
О, как ты спокойна,
как стройно-нежна.
Минута, и вот убегает волна,
 И я ухожу просветленный. 

 

Лицо нового искусства рубежа ХIХ-ХХ веков во многом определили художники объединения «Мир искусства», которые тяготели к модерну. Одним из самых сложных художников «Мира искусства» был

Константин Андреевич Сомов (1869-1939).

 

 

Программным произведением Сомова является портрет рано умершей художницы Елизаветы Михайловны Мартыновой, известный под названием «Дама в голубом», созданный в 1897-1900 годах

Одетая в старинное платье с кружевным воротником-пелериной и глубоким декольте, она вся – воплощение печали, усталости, тоски, разочарования, неспособности к жизненной борьбе. Сомовский портрет отражает женский идеал своего времени с его поэтизацией страданий и болезненности, особой изощренности и сложности, рафинированной хрупкости. 

 

При взгляде на «Даму в голубом» вспоминаются строки стихотворения современника Сомова поэта Федора Сологуба:

Ты печально мерцала
Между ярких подруг
И одна не вступала
В их пленительный круг.

Незаметная людям,
Ты открылась лишь мне,
И встречаться мы будем
В голубой тишине,

И, молчание ночи
Навсегда полюбя,
Я бессонные очи
Устремлю на тебя,

Ты без слов мне расскажешь,
Чем и как ты живешь,
И тоску мою свяжешь,
И печали сожжешь.

 

Но не только известные красавицы и дамы высшего света привлекали внимание живописцев. Пример тому – работа художника

Ивана Аргунова (1729-1802)

"Портрет неизвестной крестьянки в русском костюме

В этом портрете прежде всего поражает подробность письма, которая не только не мешает, но и подчеркивает гармонию. Молочная белизна лица оттенена ржаным золотом шитья и приглушена красным цветом сарафана, кокошника, бус. Плавность основных линий, округленность формы отвечают мягкой поэтичности образа.

Н.А.Некрасов писал:
Есть женщины в русских селеньях
С спокойною важностью лиц,
С красивою силой в движеньях,
С походкой, со взглядом цариц.
 Красавица, миру на диво,
Румяна, стройна, высока,
Во всякой одежде красива,
 Ко всякой работе ловка. 

Образ женщины за 9 веков русского искусства претерпевал значительные изменения во внешнем облике. Но, по сути своей сохранил непреходящие вечные достоинства: материнство, нежность, доброту и красоту.

 

Раздел 2. Детский образ в живописи

 

«Дети должны жить в мире красоты, игры, сказки, музыки,
рисунка фантазии, творчества»
Василий Сухомлинский

Второй раздел нашей выставки посвящен образу детей в русской живописи.

Изображения детей всегда привлекали зрителя своей непосредственностью, искренностью и чистотой. Детский портрет связан с укладом жизни семьи, в нем как в зеркале отражаются общая атмосфера дома, отношения поколений. Очаровательные кудряшки, застенчивая улыбка, блестящие глазки, выглядывающие с портрета, привносят в интерьер дома уют и гармонию.

В конце XVIII века идеи сентиментализма с его устремленностью к естественности и гармоничному развитию человеческой личности, расширили представление о душевной жизни человека. Возникает культ дома, семьи, теплых родительских отношений.

Этот период оставил нам большое количество портретов детей. Расширился круг заказчиков. Портреты детей стали заказывать в дворянских мелкопоместных и купеческих семьях. Дети часто изображались в интерьере детских комнат, со своими любимыми игрушками. Мы видим детали портрета – лошадки-качалки, ракетки для игры в волан, оловянные солдатики, куклы, карточные домики, «бирюльки». Эти атрибуты детской жизни очень важны в портрете. Они выстраивают обстановку и эмоциональную атмосферу, в которой растет ребенок.

Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735-1822)

стоял у истоков жанра детского портрета в русской живописи. Единодушно этот жанр признается одной из труднейших разновидностей портрета. Левицкому выпала честь писать портреты царских детей: великого князя Александра Павловича, княгинь Марии Павловны, Екатерины Павловны, Елены Павловны и Александры Павловны. Художник был скован при исполнении заказа определенными светскими правилами. В изображениях великих княжон нет той непосредственности, интимности, простоты, которая отличает портреты других детей.

Свою дочь Агашу Левицкий изобразил хлебосольной хозяйкой в русском национальном костюме. Блистательно пишет он шелковый сарафан и душегрею с золотистым кантом, тонкую батистовую рубашку, узорочный кокошник.

 

 

 

 

 

«Портрет великой княгини Елены Павловны в детстве» 1791  

 

 

 

 

 

 

 

 

«Портрет Агафьи Дмитриевны (Агаши) Левицкой» 1785 

 

 

 

 

 


Алексей Алексеевич Харламов (1840-1922)

Виртуозный мастер кисти, внес свой достойный вклад в историю русского искусства. Окончив академию художеств с золотой медалью, Харламов уезжает в Париж. Важное место в его творчестве начинает занимать портрет. Как и многие его современники, Харламов стремится создать галерею портретов выдающихся людей своего времени. Он пишет портреты И.С. Тургенева. А. Доде. И в это же время создает великолепные портреты детей.

Это известные

 

 

 

 

«Девочка» 1890 г.  и

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Подруги» 1892 г. 

 

 

 

 

 

Валентин Александрович Серов (1865-1911)

Родился в семье композитора А.Н. Серова. Брал уроки живописи у И.Е. Репина, затем закончил Петербургскую Академию художеств.


О себе как о зрелом художнике заявил картиной «Девочка с персиками» 1887г. 

Серов писал эту картину летом в Абрамцеве, имении Саввы Мамонтова. Верочку Мамонтову художник знал с рождения, она незаметно выросла, любила пошалить, каталась с Серовым верхом или на лодке, и он не раз заговаривал о ее портрете.

Портрет Верочки Мамонтовой чарует нас своей необыкновенной жизненностью. Все в этой картине естественно и непринужденно. Прелесть девичьего лица, поэзия жизненного образа, светонасыщенная красочная живопись – все было в этом произведении новым.

Свет и радость этой картины не оставляют нас равнодушными, мы становимся мягче, добрее и терпимее.  

 

Карл Павлович Брюллов (1799-1852)

Предки художника были обрусевшими выходцам из Германии. После окончания Академии художеств Карл уехал в Италию. чтобы продолжить образование. Ранние работы Брюллова посвящены мифологической и библейской тематике. Во все периоды жизни художника портрет занимал значительное место в его творчестве. Брюллов создает целую серию портретов, отмеченных острой наблюдательностью, точных и лаконичных по изобразительной форме и вместе с тем овеянных поэтическим чувством.

В этой серии известные портреты женщин с детьми и детей:

«Портрет графини Ольги Ивановны Орловой с дочерью Наталией Владимировной» 1834

«Портрет великой княгини Елены Павловны с дочерью Марией» 1830 

 

 

 

 

«Портрет детей Волконских с арапом» 1843 

 

 

 

 

 


Николай Иванович Аргунов (1771 – после 1829)

Сын и ученик знаменитого крепостного портретиста, Николай Аргунов и сам был крепостным до 45 лет. О незаурядном таланте свидетельствуют уже его юношеские работы: «Смеющийся крестьянин», «Крестьянин со стаканом в руке» и особенно поэтический портрет крепостной танцовщицы Татьяны Шлыковой-Гранатовой. и портрет знаменитой Прасковьи Ковалевой-Жемчуговой, крепостной актрисы.

 

 

Детских портретов у Аргунова немного, но все они поражают своей гармонией, непосредственностью и добротой.

И среди них «Портрет Ивана Якимова в костюме Амура» 1790 

 

 

 

 

 

 

Константин Егорович Маковский (1839-1915)

Родился в Москве, в семье российского деятеля искусств и художника-любителя, Егора Ивановича Маковского.

В 1851 году Константин поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где он стал первым студентом, легко получая все доступные награды.

С 1858 года Маковский обучается в Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге. В дальнейшем художник становится модным автором портретов. Изысканно одетые и окруженные роскошной обстановкой люди на его полотнах, особенно женщины и дети, при большом портретном сходстве выглядели очень привлекательными.

Маковский писал детей не только в салонах, но и на природе, в поле, среди деревьев и цветов.

«Дети, бегущие от грозы» (1872)

 

 

«Портрет детей художника» (1882)

Мир детства - неотъемлемая сторона образа и культуры любого народа.

Особый мир сокровенных чувств открывается в творчестве художников. Дети служили им вечным источником красоты и вдохновения.

Живописцы, изображая детские образы, следовали культурным и нравственным канонам своего общества. Русским мастерам удалось ускоренными темпами искать и разрабатывать изобразительные средства и способы отражения мира детства. Детские

образы в русской живописи наделены непередаваемой самобытностью, психологизмом, присущим отечественным мастерам.

 

Закончить выставку хотелось бы замечательным стихотворением Александра Городницкого «Живопись»

С годами живопись становится понятней,
Мы к ней все чаще обращаемся опять.
Московских пригородов солнечные пятна,
Головки грезовской светящаяся прядь,
Вакханки Рубенса, и Тауэр в тумане
Припоминаются все ярче и ясней.
Изображенья, раз увиденные, манят,
Вдруг проступившие из юношеских дней.
С годами живопись становится нужнее, –
Все остальное ускользает и течет.
Стареет сцена и театры вместе с нею,
Кино и музыка иные, что ни год.
Одна лишь живопись внушает нам надежду,
Что неизменными останутся всегда
И эти складки у пророка на одежде,
И эта серая в промоинах вода.
И мироздания распавшиеся звенья
Соединяются в музейной тишине,
Где продлеваются летящие мгновенья,
Запечатленные на сером полотне.

 

Список литературы

  1. Алленова Е. Валентин Серов /Е. Алленова. - Москва: Белый город, 2000.- 63с.: ил.
  2. Валентин Серов: альбом / сост. Д. Сарабьянов. - Ленинград: Аврора, 1987.- 270 с.: ил.
  3. Ионина Н. 100 великих картин /Н. Ионина. - Москва: Вече, 2000.- 512с.: ил.
  4. Маркина Л. Дмитрий Левицкий /Л. Маркина. - Москва: Белый город, 2001.- 48с.: ил.
  5. Самин Д. 100 великих художников /Д. Самин.- Москва: Вече, 2004.- 480с.: ил
  6. Шедевры русской живописи / сост. А. Астахов.-- Москва: Белый город, 2008.- 566с.: ил.
  7. Шедевры русской живописи. 70-е годы XIX века / сост. Е. Матвеева. - Москва: Белый город, 2007.- 126с.: ил.
  8. Шедевры русской живописи. 80-е годы XIX века / сост. В. Роньшин .- Москва: Белый город, 2007.- 126с.: ил.
  9. Шедевры русской живописи. XVIIIвек /сост. Н. Майорова, Г. Скоков. - Москва: Белый город, 2006. – 126 с.: ил.
  10. Шедевры русской живописи. Первая половина XIX века / сост. Н. Майорова, Г. Скоков. - Москва: Белый город, 2006.- 126с.: ил.
  11. Шедевры русской живописи. Рубеж XIX и XX веков / сост. И. Голицына. - Москва: Белый город, 2007.- 126с.: ил.

 

Обзор подготовила библиотекарь Шелихан М.М.